27 мая 2020, среда, 18:52
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Михаил Жизневский - сын Беларуси, герой Украины

16
Михаил Жизневский - сын Беларуси, герой Украины
Михаил Жизневский

22 января - вторая годовщина со дня гибели белоруса Михаила Жизневского, активного участника украинской революции достоинства.

Михаил был второй по счету жертвой расстрелов Евромайдана из «Небесной Сотни» - борцов, которые полегли на баррикадах за свободу и независимость Украины. Тело Михаила Жизневского после отпевания и торжественных проводов привезли из Киева и похоронили на кладбище в деревне Знамя Труда под Гомелем.

Украинский президент Петр Порошенко посмертно наградил Михаила Жизневского Орденом Героев Небесной Сотни. На приеме в своей резиденции украинский президент лично вручил орден родителям Михаила - Нине Васильевне и Михаилу Петровичу, пообещав, после смены Верховной Радой законодательства, присвоить их сыну и звание Героя Украины.

С родителями героя Небесной Сотни накануне траурной даты побеседовал корреспондент «Радыё Свабода».

- Какими мыслями и заботами для вас лично был наполнен этот второй год без Миши? Что волновало, а что, возможно, хоть как-то порадовало или успокоило?

Нина Васильевна: Проходит время, и, казалось бы, эта боль, что сына нет, должна была бы уменьшиться. Но эта боль как-то все разрастается, как снежный ком. И на квартиру эту смотреть нам с Петровичем тяжело, потому что знаем, что ценой жизни Миши эта квартира приобретена.

Жили, конечно, и надеждой, что украинская Верховная Рада закончит свой проект по изменению законодательства. Понимаю, война там, большие проблемы, большая беда. Но, думаю, что Раде и двух минут хватило бы на изменения и присвоение Миши звания Героя Украины. В Раде, видимо, до конца не понимают, что Миша похоронен в Беларуси. И это все сказывается на Мишиной могиле, сказывается на нас. Две разные страны, и мы здесь сильно подавлены. Даже подвергается давлению наша дочь Наташа.

Жизневские упоминают, что в прошлом году они перебрались из съемной квартиры в собственную двухкомнатную, приобретенную благодаря помощи правительства Украины и местных благотворительных фондов, которую они давали семьям погибших героев Небесной Сотни.

В 2015 году общественными активистами Гомеля, Минска, ряда других городов были собраны средства на памятник Жизневскому. Его установили на кладбище 3 июля, в официальный День Независимости, а уже в начале осени неизвестный вандал под барельефом на левой стороне монумента острым предметом нацарапал по-русски: «предатель».

- Вы писали заявление в милицию по поводу вандализма, а также требовали от Белгосстраха компенсации, поскольку памятник застрахован. Нашли ли злоумышленника и покрыла ли государственная страховая компания расходы на реставрацию поврежденной части памятника?

Михаил Петрович: Страховая компания без лишних вопросов выплатила страховку. Милиция же никакого письменного ответа на наше заявление не дала. А надпись была сделана твердой рукой, буквы написаны острорежущим предметом, возможно, с алмазным концом. Так четко подросток не напишет. Есть люди, которые сами не знают, что делают. Возможно, и по команде это было сделано. Наши власти не должны такого допускать, так как законами запрещено осквернять памятники погибшим и умершим.

Нина Васильевна: Делают все это наши местные, и милиция, наверно, это знает. И я догадываюсь, но не скажу, потому что у меня Наташа страдает. Сейчас у Наташи сессия - она восстановилась в университете. И мы молимся, чтобы она все сдала в эту зимнюю сессию. 22 января - два года по Мише. Она советовалась: «Мама, я сдам позже эту экологию». Я сказала: «Нет, сдавай, когда назначено. К Мише мы съездим с тобой в любой другой день.

- Два года - длительный отрезок времени для следствия. Сообщали ли вам, кто отдавал приказ и кто совершил убийство вашего сына?

Нина Васильевна: Я уже несколько раз звонила Жене Закревской, нашему адвокату в Украине, чтобы узнать, как продвигается следствие. В ответ - тишина и молчание. Вот уже два года, как Миша погиб. Но за два года из генеральной прокуратуры Украины никакого уведомления. Ничего не знаем.

Мы когда ездим в Киев, то добиваемся, чтоб ребенку было присвоено звание Героя Украины. И чтобы посмертно признали почетным гражданином хотя бы той же Белой Церкви, где он жил до Майдана, и назвали улицу его именем. Сережа Золотой (это псевдоним командира сотни, в которой сражался Миша) нам говорил: если бы был Миша, трагедии на улице Институтской не было бы. Мишу специально убили.

Михаил Петрович: Когда была встреча президента Украины с родными Героев Небесной Сотни, то глава этой родительской организации про Беларусь не сказал ни слова - все упоминал о своих украинцах. Один только Порошенко отозвался о Мише очень тепло и обнадежил нас, что все будет сделано. Будет присвоено и звание героя. Мы уже с Ниной не стали выступать, потому что все там, даже со своими мелкими заботами, обращались к президенту. А этого, считаю, быть не должно. Мы до сих пор надеемся, но пока у нас никаких сообщений не было ни о присвоении звания героя, ни о стипендии, которую обещали семье. В Украине есть закон: если в семье погибшего двое пенсионеров, то родителям оказывают специальную помощь. В интернете была информация, что стипендия Михаила Жизневского утверждена и нам, родителям. Дозвониться не можем, так как зачастую, когда мы набираем Украину, теряется связь. Похоже, что вмешиваются какие-то другие силы в Беларуси.

- Чем поможет вашему Мише придание звания героя? Вам чем поможет?

Нина Васильевна: Если Порошенко подпишет указ на присвоение Миши звания Героя Украины, никто памятник не тронет. Тогда будут стоять и бояться Всевышнего просить: «Господи, сделай так, чтобы памятник не осквернили. Миша погиб за мир и свободу, чтобы люди уважали друг друга». Человек, приехав на кладбище, боялся бы повредить памятник, а поклонился бы со словами: «Спасибо тебе, Миша, за всех нас».

Михаил Петрович: Будет больше сторонников Беларуси в Украине. Подрастает наша молодежь. И белорус будет символом и для Беларуси, и для Украины. Народ поймет, что человек должен быть свободным, как был таким Миша. Многие сделают вывод: нельзя быть до конца жизни рабом.

- А чем вообще увлекался Михаил в Гомеле? Кем должен был стать?

Михаил Петрович: Где-то с пятого класса он ходил в церковь. В пасхальные дни помогал священнику. Им были очень довольны, ведь Миша все понимал с полуслова.

Нина Васильевна: «Тетя Шура, Александра Карпенко, постоянно ждала Мишу из церкви. Сидела на крыльце и ждала Мишу: «Внучек, я тебя жду. Ты что-то мне несешь?» Он: «Несу, бабушка Шура». Он нес ей и хлебец освященный, и батон. И на Спас яблоки, и пирог пасхальный». Бабушка Шура: «Я уже жду», а он: «Иду, иду».

- Скажите, а сегодня как собираетесь почтить память сына. Откуда будут гости?

Михаил Петрович: В час поедем на кладбище. Будут гомельчане. Из Минска должны приехать. Из Украины обещали. Собираемся почтить память непосредственно кладбище.