19 февраля 2017, воскресенье, 17:16

Неудачи преследуют росатомовскую стройку в Беларуси

22
Андрей Ожаровский

Новое происшествие с корпусом реактора для Белорусской АЭС подтверждает наличие старых проблем.

Неудачи просто преследуют росатомовскую стройку в Беларуси. В самом начале Беларусь смогла нарушить конвенции ЕЭК ООН по участию общественности и по трансграничной оценке воздействия (Орхусская и Эспоо конвенции). Стройка начиналась в спешке, до завершения консультаций с Литвой и даже до утверждения архитектурного проекта.

Потом последовало громкое (во всех смыслах этого слова) падение корпуса реактора. Сначала власти и атомщики факт падения пытались скрыть, потом преуменьшить его последствия. В конце концов битый корпус реактора решили заменить, и вот вчера при транспортировке по железной дороге нового корпуса снова произошла нештатная ситуация.

Важно отметить, что атомщики не спешили (а может и не собирались) сообщать о происшествии. В этот раз об аварии стало известно от читателей сайта charter97.org. Только потом сайт самой Белорусской АЭС сообщил, что «произошло в негабаритном месте незначительное касание защитного металлического транспортного кожуха перевозимого сверхнегабаритного груза (корпуса реактора для Белорусской АЭС) об опору контактной сети». Что такое «касание об опору», цела ли опора, цел ли корпус реактора - непонятно.

Напомню, что многочисленные просьбы как белорусской, так и российской общественности опубликовать видео предыдущего инцидента с реактором остались без ответа. И сейчас сообщение отдела информации и общественных связей не содержит ни фото, ни видео того столба, на который налетел корпус реактора и того корпуса реактора, который налетел на столб.

Особенно забавно выглядит в официальном сообщении фраза: «повреждений на корпусе реактора не выявлено». Я не думаю, что на станции Славное Белорусской железной дороги имеется серьёзное дефектоскопическое оборудование, которое позволило бы выявить повреждения 330-тонного изделия. Я не думаю, что что-либо, кроме внешнего визуального осмотра там проводилось. Для выявления повреждений нужно время, но битый корпус продолжает своё движение к островецкой площадке.

Я допускаю, что повреждения корпуса действительно могут быть незначительными - но тут возникает дежа-вю. Помните, как летом и российские и белорусские атомщики сначала тоже твердили о незначительности повреждений? А потом оказалось, что корпус реактора нуждается в замене...

Ещё одно важное наблюдение. При нормальном подходе к строительству АЭС - то есть если все операции производятся штатно, по инструкциям - то не должно было случиться ни летнее «касание корпусом земли», ни вчерашнее «незначительное касание корпуса реактора об опору контактной сети». Мы видим, что при строительстве АЭС допускается нарушение инструкций, спешка, халатность. Это стиль, этого уже не избежать и при более ответственных операциях, при монтаже важных для безопасности АЭС систем.

АЭС, даже идеально спроектированная и построенная - опасна сама по себе. АЭС, которую строят по-лукашенковски, опасна вдвойне, а то и десятикратно.

Пока ещё есть возможность опасную и ненужную атомную стройку остановить. Бессмысленность проекта становится всё более очевидной, опасность стройки, продолжающейся более из политических, чем из экономических соображений продолжает возрастать.

Сколько ещё нужно «сигналов», чтобы отказаться от атомной авантюры? Пока на АЭС не завезено ядерное топливо она радиационной опасности не представляет. Если её всё же достроят и топливо загрузят, она официально станет «ядерно и радиационно опасным объектом». Если кто-то думает, что после этого аварии и происшествия прекратятся - то посмотрите, что происходит на недавно построенном шестом энергоблоке Нововоронежмкой АЭС с таким же реактором ВВЭР-1200. Блок на 100% мощности проработал две недели, потом у него сгорел генератор и сейчас его уже полтора месяца ремонтируют. Аварии продолжаются.

Андрей Ожаровский (Москва), специально для charter97.org