20 ноября 2017, понедельник, 14:35

Вадим Кабанчук: Не может быть при Лукашенко эффективной армии

30
Вадим Кабанчук

Армия — зеркальное отражение белорусского государства.

Об этом сайту Charter97.org заявил один из основателей движения «Зубр» и организации «Край», а сейчас волонтер в Украине, лауреат Национальной премии за защиту прав человека имени Виктора Ивашкевича за 2016 год Вадим Кабанчук, комментируя гибель солдата Александра Коржича в Печах.

- Сегодня вся Беларусь обсуждает гибель солдата срочной службы в Печах. Благодаря независимым СМИ вскрываются новые подробности реалий белорусской армии. Расскажите, имеют ли место подобные ситуации в Вооруженных Силах Украины? Можете ли вы сравнить белорусскую и украинскую армии?

- Когда страна находится в состоянии войны, то такие случаи просто невозможны. Военнослужащие вооружены и такие издевательства терпеть не будут. А во-вторых, само украинское войско очень изменилось. Это не армия образца 2013-2014 года, сегодня большую часть военнослужащих составляют добровольцы. Люди, которые осознанно сделали выбор защищать свою Родину, не в мирное время, а во время военного конфликта, качественно отличаются от призывников. Очень отличается и офицерский состав.

Большое влияние на эти изменения оказало само украинское государство. Безусловно, украинская армия является правопреемницей Советской Армии, но Украина развивалась по-другому пути, не так, как Россия и Беларусь. Большой упор делался на историю и патриотическое воспитание. Вот и получается, что украинская армия отличается от белорусской и российской, хотя вооружение осталось советским. Но дело в том, что можно дать самое лучшее вооружение немотивированной армии и она просто разбежится.

Мы видели подобное во время Второй Мировой войны, когда Вермахт начал наступление на Советский Союз. В первые месяцы боев разбегались целые дивизии. Отступление останавливали специальные заградотряды и варварские приказы, такие как: «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций» или в просторечии «Ни шагу назад!» Отступающих и попавших в плен объявляли «врагами народа», начиналось преследование их семей. Эти заградотряды просуществовали до самого конца войны. Ни одна армия так не воевала. Наш народ понес такие потери, что до сих пор власти бояться называть реальные цифры жертв Второй Мировой войны.

- Cтало известно, что госСМИ называли прапорщиков из Печей «мечтой командира» и «отцами солдат». Как вы думаете, знал ли высший офицерский состав о неуставных отношениях в Печах. Кто на самом деле должен отвечать за это преступление?

- Безусловно, на уровне старшины роты, на уровне командира роты, батальонных командиров — все известно. Может, командир бригады лично и не знал каждого солдата, но отлично себе представлял то, что происходит в его подразделении. Командиры среднего звена (лейтенанты, капитаны), безусловно, владели ситуацией. Ведь все это имеет свои корни в Советской Армии, когда ответственность командиры переложили на сержантов и прапорщиков. Они занимались удержанием немотивированной армии в «ежовых рукавицах».

Давайте ответим себе на вопрос: «Что такое белорусская армия?» Это армия, в которой никто не хочет служить. Большинство призывников — те, кто не смог поступить в вузы или не смог насобирать денег, чтобы «откосить» от армии. Вот и выходит, что это не самые образованные, не самые отвечающие современным вызовам люди. Безусловно, там много хороших, образованных и достойных людей, достойных командиров и офицеров. Но сама система — правопреемница советской, со всеми вытекающими последствиями, проблемами, дурными приказами командиров, такими как «снег кубиками ровнять», чем, насколько я знаю, и занимались в Печах.

Вот и получается, что командиры, пытаются с помощью дедовщины как-то держать под контролем этих людей, которые зачастую впитали в себя дворовые и криминальные традиции и принесли их с собой в армию.

- Как вы думаете, почему белорусы так остро отреагировали на этот случай, ведь подобные ситуации уже имели место.

- Потому что с этой системой столкнулись тысячи белорусских семей. Может, в других местах дедовщина не такая жесткая, как в Печах, но имеет место во многих военных частях. Поэтому и получилась такая реакция. Знаете, это как пар, который собирается, а потом происходит взрыв. Но все должны себе уяснить, что эту проблему не решит министр обороны, ни командиры частей, ни командиры среднего звена.

Армия — это зеркальное отражение белорусского государства, не может быть в нищенском государстве эффективной армии, не может быть эффективной армии, когда ее собирают из-под палки. Самые лучшие cолдаты в мире — профессиональные, когда люди осознанно делают выбор, когда человек чувствует призвание защищать Родину, а не ему грозит уголовная ответственность за уклонение от воинской службы. «Экономическая модель» белорусского государства не позволяет создать боеспособную армию. Может власти не понимают, что в сегодняшних реалиях играет роль профессионализм и вооружение, а не количественный состав.

Напомним, что 3 октября 21-летний уроженец Пинска Александр Коржич, призванный на службу менее полугода назад, был найден повешенным в подвальном помещении одного из зданий на территории воинской части под Борисовом. 5 октября в качестве первоначальной версии трагедии следствие назвало суицид. Родители и друзья погибшего в эту версию категорически не верят.

10 октября следствие сообщило о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 443 УК (нарушение уставных правил взаимоотношений между лицами, на которых распространяется статус военнослужащего, при отсутствии отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия).

Кстати, это вторая трагедия за год в Борисове — 31 марта в петле нашли еще одного парня — Артема Бастюка. Cледственный комитет прекратил уголовное дело, начатое по факту смерти Бастюка.

В связи с делом Александра Коржича из Вооруженных сил уволены четыре должностных лица, также отстранены от должностей пять военных в Печах.