21 августа 2018, вторник, 18:45
Рубрики

«Хартия спасает наше информационное пространство от брехни»

26
Наталья Радина
Фото Андрея Дубчака

Если бы не создание «Хартии» в 1997 году, то мы бы сегодня имели в Беларуси намного худшую ситуацию.

Гостем программы «Интервью недели» на «Радыё Свабода» стала редактор сайта Charter97.org Наталья Радина. Интервью брал Виталий Цыганков.

- 10 ноября отмечается 20 лет со дня публикации «Хартии-97», программного документа, под которым тогда подписалась сотня тысяч белорусов. Как задумывалась и чем на тот момент была «Хартия», как возникла потребность в ее принятии, почему сегодня «Хартия» фактически не существует как активное политическое движение?

- История «Хартии» продолжается. 20 лет назад ее образование поддержали 100 известных белорусских деятелей, почти вся настоящая белорусская элита, подпись под документом о создании «Хартии» поставили более 100 тысяч белорусов. «Хартия» создавалась в ответ на государственный переворот, который состоялся в стране в 1996 году. На тот момент Лукашенко взял под контроль большинство СМИ в Беларуси, была закрыта газета «Свобода», Радио «101.2», начались репрессии против журналистов.

Надо было как-то на все это отвечать, и «Хартия» объединила самых разных людей, почти всех политических и общественных лидеров того времени. Я уверена, что если бы не создание «Хартии», то мы бы сегодня имели в стране намного худшую ситуацию.

Это была попытка объединить оппозицию, но, к сожалению, многие лидеры не захотели двигаться в одном направлении, и решили действовать в одиночку. «Марши Свободы», бойкот парламентских выборов, создание Народного университета, Координационного совета демократических сил - все это заслуги «Хартии».

- Лидеров «Хартии» обвиняют в том, что в какой-то момент они в определенном смысле приватизировали это широкое народное движение, и оно стало выразителем политических интересов только небольшой группы людей.

- Я абсолютно не согласна с такими обвинениями. Ведь после «Хартии» не было создано других достойных объединяющих структур. Это была хорошая инициатива, она создавалась по примеру чехословацкой «Хартии-77». Я убеждена, что не удалось объединить всех именно из-за личных амбиций отдельных партийных политиков.

- Как бы вы, неизменный редактор сайта «Хартии», проанализировали достижения сайта и его перспективы? Чем вы не довольны? Ожидали ли вы, когда создавали сайт, что он станет одним из лидеров среди белорусских общественно-политических сайтов?

- «Хартия» сегодня настоящий лидер, наша посещаемость больше остальных независимых сайтов в Беларуси. Сегодня «Хартию» читает от 200 до 300 тысяч уникальных посетителей ежедневно, это 2-3 миллиона посетителей ежемесячно, мы имеем 45 миллионов просмотров статей каждый месяц.

Мы 20 лет работали ради такого результата, всегда шли к тому, чтобы нас читало все больше людей. И делалось это, чтобы изменить ситуацию в стране. Ведь чем больше людей знают, что происходит в Беларуси, тем лучше они понимают, что нужно бороться, понимают, что просто так свобода в Беларусь не придет.

Я довольна этим результатом, хотя понимаю также наши недостатки и проблемы.

- Как раз если говорить о недостатках, то следует затронуть какие-то концептуальные, принципиальные вещи. Если среди журналистов идет дискуссия, какой должна быть журналистика, то очевидно, что «объективность» и «беспристрастность» - это не конек «Хартии». Ведь вы СМИ, которое прежде всего борется против режима Лукашенко. В этой связи считаете ли вы «Хартию» традиционным СМИ, которое должно соответствовать общим правилам для СМИ, или эти правила на вас не распространяются - в связи со спецификой белорусской ситуации?

- Цифры говорят сами за себя. У нас 45 миллионов просмотров в месяц, а на сайте Белорусской службы радио «Свобода» - 800 тысяч, на «Нашей Ниве» - 8 миллионов. Это пример того, что нужно людям. Людям сегодня интересна «Хартия».

Хочу привести слова Ольги Николайчик, которая прислала нам поздравление в связи с годовщиной:

«Иногда «Хартия» - как врач скорой помощи - спасает тебя в состоянии обширного инфаркта, спасает наше информационное пространство от брехни нашей тирании, от информационного голода, от той слепоты, в которой живут люди при диктатуре и не знают, куда и за кем идти в состоянии отчаяния и безысходности, и куда может развиваться общество, чтобы мы жили на своей земле хорошо - не хуже других восточных европейцев».

- То есть вы считаете, что количество посещений определяет все и является главным критерием? Но и желтая пресса всегда более популярна, чем серьезная...

- Давайте обойдемся без оскорблений. Мы пишем почти о том же, о чем пишет «Свабода», но пишем больше. И если говорить о белорусских независимых медиа, то у них существует большая самоцензура. Этой самоцензуры нет на «Хартии». Мы прошли через репрессии, мы вынуждены работать за границей, но наши журналисты работают и в Беларуси. Но почему «Хартию» посещают столько людей, а «Радыё Свабода» при значительно большем бюджете - намного меньше?

- Ответ очевиден. «Хартия» является прежде всего агрегатором чужих новостей, собирает все интересное со всего мира, а «Свабода» выдает фактически только свой уникальный продукт.

- Так сегодня работают почти все мировые медиа: информация агентств, других сайтов плюс своя уникальная информация.

Но давайте лучше обсудим проблему самоцензуры. Белорусские журналисты горячо спорят о принципах журналистики, но не хотят говорить, что сегодня у многих независимых СМИ есть кураторы КГБ. Об этом мне лично рассказывали главные редакторы независимых медиа. Эти кураторы звонят и говорят, с кем нельзя делать интервью, какие темы вообще не надо трогать. Почему мы этого не обсуждаем?

- Этого не обсуждают, по-видимому, потому, что нет достоверных фактов. Никто публично не признавался в таком кураторстве. Невозможно обсуждать слухи.

- Они молчат, потому что есть большой страх, что СМИ закроют, что не будет работы. Я знаю, как это происходит, сама через это прошла. Когда я вышла из тюрьмы, КГБэшники мне предлагали: «Вы будете работать редактором «Хартии», но мы будем встречаться за чашечкой кофе, беседовать, что-то можем вам посоветовать». Я не захотела так работать, так как невозможно быть журналистом и работать под кураторами.

- Хочется все же услышать ответ на вопрос об объективности и беспристрастности. Кстати, не настаиваю, что это вполне универсальные критерии. Может ли быть объективным, например, подпольное издание диссидентов в СССР? В этом смысле «Хартия» воспринимает себя как издание, которому классические принципы объективности и «двух сторон» не подходят, так как вы СМИ, который не только информирует, но и ведет борьбу?

- Да, в Беларуси независимый журналист — больше чем журналист. И мы вынуждены бороться за свое право на свободу слова. Власть нас делает такими, ты даже не выбираешь этот путь, потому что не можешь по-другому.

Что касается объективности в условиях диктатуры, то Лукашенко имеет большую пропагандистскую машину, которая не дает слово оппозиции, а только сообщает об «успехах» режима. И в этой ситуации, когда еще и мы, независимые медиа, будем ретранслировать точку зрения власти... Я считаю, что мы больше должны давать больше голосов людей, которые хотят видеть Беларусь демократической страной.

У меня был разговор с одним из руководителей агентства AFP, и я рассказала ему о критике «Хартии» в связи с тем, что, мол, она не дает «две стороны». И он сказал: «Слушайте, это как если бы во время Второй мировой войны мировая демократическая пресса писала бы: по данным евреев, убито 6 миллионов евреев, а по данным немецких нацистов - ноль».

- Еще одна распространенная претензия к «Хартии» - строгая политическая цензура комментариев. При этом не публикуются не только комментарии «ватников» или лукашистов, но и демократических посетителей, которые, например, критикуют тех политиков, которых поддерживает «Хартия».

- Сегодня комментарии модерируют все. И это нужно делать, ведь идет гибридная война со стороны России, когда сидят тролли со стороны КГБ или ФСБ и пишут комментарии на сайты. Комментарии - это часть контента. И тут ничего не поделаешь.