23 сентября 2019, понедельник, 21:31
Мы в одной лодке
Рубрики

Мечты о танкере

4
Мечты о танкере

Откуда ждать диверсификацию импорта нефти?

Потребность в альтернативных источниках поставок нефти – давняя мечта белорусских властей. Накатывает она волнами: каждый раз, когда в отношениях с Россией назревают трения. Как только в Москве вспоминают о своей миссии «старшего брата», нас «отпускает» – до следующего переговорного цикла. Но чем несбыточнее кажется мечта, тем сильнее проходит каждое обострение.

Сейчас Беларусь полностью закрывает свои потребности в нефти российскими поставками. Однако с началом реализации в РФ налогового маневра, предусматривающего поэтапное снижение экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты с одновременным ростом налога на добычу полезных ископаемых, нефтяные бонусы становятся все скуднее. Белорусские власти оценивают потери только в этом году в $400 млн, а в последующие 5 лет — более $10 млрд.

Правда, пока средняя цена импорта российской нефти для Беларуси в I полугодии текущего года по данным Белстата, выросла всего на 0,2% до 372 $/т. Но благодарить за это надо лишь ситуацию на мировых рынках. Ведь если еще в 2012 г. мы покупали в России нефть почти вдвое дешевле мировых цен, то сейчас разница составляет менее 17%. А это прямой ущерб так удачно устроенному бизнесу: покупать дешевую нефть на востоке и продавать дорогие нефтепродукты из нее на западе.

Теперь мы пытаемся вернуться к идее диверсификации. «Если вы нас будете наклонять и к рыночной цене на нефть подвели, таможенную пошлину заменили налоговым маневром, возьмем с рынка и другую нефть. – пригрозил недавно А. Лукашенко. – Но только надо ли это России, чтобы на их рынок пришло 20–25 млн тонн чужой нефти — американской, саудовской, еще чьей-то... Азербайджанская нефть — через Украину у нас на Мозырь проработан этот маршрут»,— предупредил Лукашенко.

Кое-какие шаги в этом направлении уже сделаны. Так, в конце августа СМИ сообщали, что «Белорусская нефтяная компания» прорабатывает возможность получения в Вашингтоне разрешения на закупку сырой нефти в США. Для этого вроде бы даже наняли профессионального лоббиста Дэвида Генкарелли. Задача ему предстоит нелегкая: добиться отмены запрета импорта нефти из США, являющегося частью санкций, введенных еще в 2006 г. в связи с нарушением прав человека в Беларуси.

Если предположить, что от этих санкций целиком или частично удастся избавиться, остается экономическая целесообразность. До сих по этот фактор губил на корню все диверсификационные начинания.

Когда-то в Минске мечтали найти альтернативу российской нефти в Венесуэле. Был даже заключен двухлетний контракт на поставку 14 млн тонн между БНК и венесуэльской PDVSA. Однако транспортировка через всю Атлантику оказалась слишком дорогой. В 2010—2011 гг. через порты Одессы, Клайпеды и Мууга (Эстония) в Беларусь прошло около по разным оценкам 10-15% запланированного количества. Тем история «Санта-Барбара» (так называлось месторождение и сорт венесуэльской нефти) и закончилась. К тому же отношения с Россией наладились и искать счастье за океаном стало неактуально. Кое-кто до сих пор верит, что Москва пошла на уступки, опасаясь потерять белорусский рынок.

Были попытки закупать нефть в Азербайджане и Иране и транспортировать ее через Одесский морской порт и далее транзитом по железной дороге и трубопроводу Одесса-Броды. По данным Reuters, в 2017 г. Беларусь импортировала в общей сложности 560 тысяч тонн сырой нефти сортов Azeri Light и CPC Blend. Но с Баку мы не сошлись в цене и сотрудничество после нескольких небольших поставок оборвалось.

Также мы пытались добывать нефть в Иране на месторождении Джофеир. Но проект захирел, а американские санкции против Тегерана добили его окончательно. В 2017 году на Мозырский НПЗ были поставлены две партии иранской нефти – 600 и 800 тысяч баррелей. Прорабатывались различные варианты расчетов и поставок через Одессу и Вентспилс (Латвия), но продвинуться опять-таки не удалось.

Можно было бы закупать нефть в Казахстане, но транспортировка через российскую территорию оказалась неразрешимой задачей. Россияне просто не пускают казахстанских нефтяников в свою «трубу».

Мы не одиноки в подобных намерениях. Альтернативу российской нефти ищут почти все наши соседи. Например, польский топливного концерна Orlen около 40% нефти получает из США, Саудовской Аравии, Нигерии и Анголы. Это позволило нашим западным соседям в этом году почти на 30% сократить закупки российской нефти на Плоцкий НПЗ: с 6 – 8,4 млн тонн нефти в год до 5,4 - 6,6 млн тонн. Заметим, что завод в Плоцке может перерабатывать 61 вид нефти, а наши заводы – 18. Кстати, одной из целей модернизации Мозырского НПЗ, проведенной в 2006-2017 гг. было обеспечение возможности перерабатывать большее количество сортов нефти. Так что теоретически замещение, хотя бы частично, вполне возможно.

Интересен опыт Украины. В июле в Одессу прибыл танкер Wisdom Venture с 75 тыс. тонн американской нефти сорта Bakken. Правда, по данным Argus, украинцы купили эту партию на спотовом рынке, в период, когда из-за рекордной добычи цена упала до минимума – около $ 40 за баррель, т.е. чуть ли не ниже себестоимости. Стоимость транспортировки танкером класса Suez, Wisdom Venture составляет сейчас $160 тыс. в сутки, а время – 25 дней. Таким образом, транспортные расходы составили около $7,6 за баррель, а общая цена с доставкой в Одессу – примерно $58 за баррель. Для сравнения азербайджанскую Azeri light «Укртатнафта» покупает по $65 за баррель без учета доставки. Но в Украине более-менее функционирует лишь один Кременчугский НПЗ, обеспечивающий небольшую часть внутренних потребностей страны в топливе. Ловить «арбитражные окна», чтобы купить нефть по ценам ниже рынка в объемах, которые требуются белорусским НПЗ гораздо сложнее.

Можно сколько угодно иронизировать по поводу поставок нефти за тридевять земель. Но, при грамотной постановке дела, и они бывают целесообразными. О сланцевой нефти и газе каких только скептических прогнозов ни делалось – до тех пор, пока США и Канада не подвинули на глобальном рынке ОПЕК вместе с Россией. К примеру, в апреле тг., как только началась история с поступлением в Европу загрязненной российской нефти, американские экспортеры почти мгновенно предложили Евросоюзу альтернативу. Сейчас они ввозят в ЕС около 2,5 млн тонн нефти в месяц, в т.ч. в страны, традиционно считающиеся российскими клиентами.

Поскольку в мире сейчас более чем достаточно нефти, ее можно купить не только в РФ, но и во многих других странах. Вполне решаемы и все транспортные вопросы. Но для Беларуси главная проблема не в выборе поставщиков и логистике, а в цене. Разница между мировыми ценами и стоимостью российских поставок многие годы обеспечивала белорусским властям весьма солидную нефтяную ренту, которую бывший посол РФ Михаил Бабич так обидно назвал дотациями с указанием размера. Утрата этой ренты существенно подорвет стабильность белорусской социально-экономической модели – с самыми неприятными последствиями.

Намерения Минска диверсифицировать поставки нефти как в самой Беларуси, так и в России воспринимаются с недоверием и изрядной долей иронии. В них чаще всего видят не столько реальные действия, сколько попытки укрепить свою позицию в переговорах с Москвой по условиям снабжения углеводородами. Надо же как-то дотянуть до 2025 года, когда запланировано появление общего энергетического рынка.

Действительно, пока цена поставки нефти и газа из РФ куда привлекательнее, чем все «наработки» через Польшу, Прибалтику или Украину. Но в любой момент ситуация может измениться. Скандал с «грязной» нефтью продемонстрировал, что Россия не столь уж незыблемо надежный поставщик, чем мы привыкли считать. Потери от «налогового маневра» подсчитаны лишь предварительно, а их реальный размер станет известен куда позже – если не удастся «договориться по-человечески» со «старшим братом» о компенсации. Так что варианты северного или южного маршрутов могут когда-нибудь оказаться достаточно выгодными экономически. Или хотя бы в качестве противовеса попыткам «нагнуть и наклонить» наш строго вертикальный суверенитет…

Леонид Фридкин