3 июля 2020, пятница, 14:35
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Эксперт: Крымский мост имеет специфический «симптом»

6
Эксперт: Крымский мост имеет специфический «симптом»
Фото: РИА «Новости»

Россия – не морское государство, и это имеет далеко идущие последствия.

Оккупанты запустили 30 июня грузовое железнодорожное движение по незаконно построенному Крымскому мосту. Старт именно сейчас является "специфическим симптомом", поскольку перевозки грузов не повлияют на ценовую политику, однако значительно упростят снабжение армии и создание ядерной базы государства-агрессора на полуострове.

Такое мнение в блиц-интервью obozrevatel.com высказал бывший постоянный представитель президента Украины в АР Крым Борис Бабин.

– Эксперты неоднократно предупреждали о слабых местах этой конструкции и прогнозировали даже обрушения в случае перегрузки. Так и будет?

– Вопрос сугубо прогнозируемый. Конечно, риски существуют, конечно, были нарушения при строительстве. Этого никто не отрицает, даже оккупанты. Проявится ли оно сегодня, или через год, или через 5 лет, – неизвестно, это технический вопрос, но риски существуют.

Кроме того, в целом запуск грузового сообщения именно сейчас, на мой взгляд, является очень специфическим симптомом, ведь понятно, что логистика обеспечения Крыма как военной базы, как орудия российской агрессии, была невозможна без грузового железнодорожного сообщения. Сейчас россияне его имеют.

– Как Вы оцениваете пользу (экономическую, политическую, военную) от моста на сегодняшний день?

– Экономически это действительно может в определенной степени упростить для россиян перевозки в Крым отдельных видов грузов. Это, конечно, не повлияет на ценовую политику на полуострове, так как железная дорога не электрифицирована. Для того чтобы довезти это все в Симферополь, Севастополь, все равно надо тратить топливо, менять локомотивы. То есть здесь логистика в определенной степени улучшается, но на экономику принципиально не повлияет.

Думаю, это окончательно прекратит грузооборот крымских портов. Потому что сегодня не имеет практического смысла заводить судна, когда вы можете спокойно разгружаться в российских, а не в украинских портах, чтобы не создавать риски для судоходства – в Новороссийске, Ейске или в Анапе. Поэтому будет еще больший упадок в украинских портах.

Политически и в дальнейшем будут раскручивать фактор установления фонового экономического контроля над полуостровом. Здесь задумано еще много пропаганды.

А военная составляющая имеет два измерения. Первая, как я уже говорил, – это упрощенный порядок поставки армии, упрощение развертывания в случае эскалации конфликта, упрощение использования Крыма как плацдарма для российской агрессии. Это очевидные вещи, потому что без железнодорожного сообщения России очень трудно проводить огромные военные операции.

Россия – не морское государство, у нее довольно ограниченный флот, морское сообщение – это всегда слабое место для нее. Но железнодорожное сообщение упрощает это на порядок.

Кроме того, не забывайте, что в Российской Федерации ядерное оружие и его обслуживание, согласно регламенту, осуществляется, прежде всего, железнодорожным транспортом. Поэтому сегодня наличие грузового ж/д сообщения упрощает нуклеаризацию полуострова и создает предпосылки для формирования в Крыму ядерной базы российской армии.

– Появилась информация о том, что по Крымскому мосту, несмотря на запрет, перевозят опасные грузы.

– Меня это не удивляет. А кто это будет контролировать? Конечно, они могут перевозить что угодно. Это может быть ядерное оружие, ракетное топливо, токсичные отходы из Крыма или в Крым. Здесь нет никаких границ.

– Если мост рухнет, кто от этого проиграет в первую очередь?

– Судоходство – все судоходство Азовского моря. Если вероятная катастрофа случится, то она усложнит движение по Керченскому проливу. Это огромная проблема, которая возникнет.

– Удастся ли Украине вернуть Крым в ближайшие 10 лет?

– Это возможно. Но все зависит от нас. Если мы подкрепляем слова определенным уровнем деятельности, чего, к сожалению, не было и год назад, и нельзя наблюдать сейчас, – то возможно.

На 90 % это вопрос к нам. Агрессор на то и агрессор, чтобы захватывать, уничтожать, закрепощать. Если мы ограничим противодействие агрессии заявлениями и поднятием флагов, то деоккупация, к сожалению, будет откладываться. Исключительно из-за этого, из-за отсутствия желания что-то делать в реальной жизни, а не в соцсетях, в заявлениях и так далее.

Посмотрим, что будет дальше. У нынешней власти еще есть определенный лимит времени.