17 мая 2021, понедельник, 22:49
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Замерзнут» цены и… торговля

9
«Замерзнут» цены и… торговля

Опустеют ли полки белорусских магазинов?

Цены растут, а розничный товарооборот падает. Правительство вводит запрет на рост цен, ограничивая доступ к импорту, в том числе требуя продавать белорусские товары. Как чувствует себя торговля и что ее представители думают по поводу нововведений, выясняла газета «Белорусы и рынок».

В феврале коллегия Министерства антимонопольного регулирования и торговли одобрила «рекомендации по обеспечению соблюдения положений «Доктрины национальной продовольственной безопасности Республики Беларусь на 2021 год». Переводя с чиновояза на русский: предприятиям торговли предписали довести долю белорусских продовольственных товаров до 80—85 %.

Продвижение своего не изобретение белорусских властей, подобные практики всегда реинкарнируются во время кризисов в разных странах. Но административными решениями нельзя заставить покупателя сделать выбор в пользу белорусского товара.

Официальная реакция

Как и не остановить рост цен, которые хоть и выросли (согласно Белстату) на весьма скромную величину, не более 2—3 %, но в реальности подскочили с начала года в разы. Собственно, это и подтвердила реакция властей, озаботившихся скачком инфляции. Вылилась эта озабоченность в действия из советского анекдота: «Цены, стоп!» — сказали власти, выпустив 23 февраля постановление Совмина № 100 «О временных мерах по стабилизации цен на социально значимые товары первой необходимости».

Согласно документу до конца февраля цены запретили поднимать вовсе, а с 1 марта на 62 товара и ряд лекарств — только на 0,2 % в месяц. И это при том, что ранее в правительстве уверяли в намерении жестко контролировать цены и импорт, но «экономическими методами, не запретительными». Повышать цены выше 0,2 % в месяц можно только «по согласованию с комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при Совмине».

На фоне роста цен весьма необычным выглядел итог первых месяцев в розничной торговле. По данным Белстата, ее оборот упал на 3,6 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Что сильнее ударило по торговле: «доктрина» с «рекомендациями» или постановление? Этот вопрос журналисты задали исполнительному директору некоммерческого объединения «Ассоциация розничных сетей» (АРС) Наталии Шаблинской и сопредседателю Республиканской конфедерации предпринимательства Виктору Маргелову.

«Купляць беларускае» — это нормально

«Может, и несовременно скажу, но ничего плохого в призыве покупать белорусское не вижу, — сказала Наталия Шаблинская.

Товар нашего производителя в большинстве своем качественный, и покупатели привыкли к его вкусу. К тому же многие производители за последние годы сделали уверенный шаг вперед в плане качества. А вот все остальное, что за этим стоит, — другая история. Достижение 85 % весьма проблематично. Несколько лет назад мы набрали 83 % — в среднем, но были и объекты, где доля белорусских продуктов составляла лишь 76 %. Хотя есть группы товаров, та же мясная гастрономия, по которым доходит до 100 %. Но есть и такие, по которым сегодня возникли сложности: не всегда поставщики могут предложить нужный товар в достаточном объеме или подходящий по цене. Но плохо то, что навязывают. Никто же не против продавать свое, мы готовы и 100 % белорусского продавать, только дайте нам то, что хотят наши покупатели. Вопрос в том, купят они или нет тот или иной белорусский товар, ведь заставить их невозможно. Кстати, в импорте продукты составляют всего лишь 7 % (по данным Белстата). Тем не менее члены Ассоциации первыми подписали соответствующую доктрину.

Избирательное регулирование цен

А вот постановление № 100 куда более негативно сказывается на работе ретейла. Есть опасения: сможем ли мы, соблюдая его, в определенное время наполнить магазины товарами? Вот простой пример. Сеть получает картофель и молоко от шести поставщиков, цена разная. И все они поднимают цену, и отнюдь не на 0,2 % за месяц. У них-то запретов нет.

В подобной экономической ситуации ретейл никогда не жил, я ничего позитивного в этом решении не вижу».

«Требования по ассортименту в том или ином виде у нас уже лет пятнадцать действуют. Так что это не новость. А вот постановление № 100 — сверхжесткое. И в ближайшие время либо всю торговую отрасль можно будет отнести к преступникам, либо покупатели будут любоваться голыми прилавками, — высказал свое мнение Виктов Маргелов.

Например, в последнее время с прилавков могло пропасть подсолнечное масло. Ведь в марте оно подорожало сразу на 20 % — у поставщиков. Радует, что тут МАРТ пошел навстречу торговле и разрешил поднять цены на этот товар не на 0,2 %. Решение верное. Но последнее ли «корректирующее»?

Постановление сдерживает рентабельность и производителей, и торговли. Торговля может попытаться выйти из положения, увеличив наценки на другие товары, не попавшие в перечень, оптимизироваться. Но нал ней висит дамоклов меч проверок, при которых сравнят цены не двух идентичных товаров, но и «аналогов». И попробуй объясни, почему цена выросла не на 0,2 %! Кому будут нужны твои объяснения, что поставщики дороже отдали, что это не полный аналог товара, бывшего в продаже 23 февраля. К тому же список не раскрыт профессиональным образом, и представитель торговли может посчитать, что тот или иной товар не относится к списку из постановления № 100, а проверяющий — что он в него входит».

По мнению Виктора Маргелова, главная опасность вышеозначенных документов — пустые полки магазинов. Если мелким участникам рынка проще добиться выполнения нормы в 85 % белорусского, то крупным сетям, у которых десятки тысяч наименований товаров, весьма непросто найти их, да еще вложиться в норму постановления в 0,2 % роста цены в месяц.

«К тому же крупным сетям очень выгодно торговать импортом, они имеют возможность осуществлять прямые поставки, снижать затраты и делать наценку максимальной. Есть еще один «интерес» крупных игроков — собственные торговые марки, товары под которыми изготавливаются за рубежом, как, например, та же «белорусская» водка, разливаемая в Литве.

Все эти факторы работают на импорт, который крупным игрокам рынка ретейла выгодно ставить на полки. И доля белорусского товара в основном падает не потому, что они не могут обеспечить его наличие на полках, а потому, что импорт дает большую прибыль», — раскрыл секреты глава МССПиР.

Отвечая на вопрос, как долго может действовать постановление № 100 и к чему эта практика может привести, Виктор Маргелов рассказал, что МАРТ в режиме реального времени напрямую работает с сетями, сглаживая самые острые противоречия. Но эта «горячая линия» не спасает от проблем, потому что курс доллара растет, как и цены топлива, поставок, а торговля не имеет права поднимать цены.

«Долго это продолжаться не может. Поиграть в эту игру можно месяц-два, максимум три, дальше начнутся необратимые последствия — как для производителей, так и для торговли. Снижать наценку, пытаясь выполнить требования постановления № 100, можно до определенного предела. Сегодня в торговле все, что дает меньше 20 % торговой наценки, это убыток. И ретейл, особенно продуктовый, работает за один, максимум полтора процента рентабельности. И только крупные сети достигают 2—3 %. Чтобы было понятней: продав на рубль, магазин зарабатывает копейку прибыли. И это я говорю о ситуации, которая сложилась до принятия постановления № 100. Но чем дальше, тем больше вероятность того, что будет копиться не прибыль, а убытки».

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».