21 сентября 2019, суббота, 4:24
Мы в одной лодке
Рубрики

Белорусская модель Светлана Ходан: «Я пошла бы на площадь протестовать против фальсификаций «выборов»

20
Белорусская модель Светлана Ходан: «Я пошла бы на площадь протестовать против фальсификаций «выборов»

Суперпопулярная модель рассуждает о политике: «выборы» сфальсифицированы, белорусам нужно протестовать на улицах, Беларусь должна быть в Европе.

Странные для местного обывателя вещи говорит эта ослепительная блондинка из Playboy и одна из самых преуспевающих моделей с белорусским паспортом Светлана Ходан.

Зачем майдан тому, у кого и так все хорошо, а ностальгия по Родине определяется исключительно количеством часов лета до аэропорта «Минск-2»? Того самого, выезжая из которого видишь огромный бигборд с изображением обнаженной Светланы. Пока это не знаменитая съемка «девушки месяца» из апрельского номера Playboy, но наша «Милавица» подбирается к ней все ближе.

«А я сильно не расстраиваюсь, если какой-то потенциальный контракт уходит от меня. Просто нет времени на это. На самом деле работы много и надо лишь выбирать то, что тебе нравится больше» — говорит Света, и я не слышу ни тени рисовки в ее словах. Мы сидим в одном из тихих минских ресторанчиков и вспоминаем то время, когда она покинула родной город и отправилась покорять Москву…

— Два года назад я поняла, что в жизни надо что-то кардинально менять. Минск обладает способностью останавливать время. Я не видела здесь никаких перспектив. И хотя Москва пугала полной неизвестностью, не сомневалась, что ехать надо было именно туда.

— Съемная квартира, жизнь с другими моделями, трудности всякие поначалу, отсутствие работы…

— В точку. Еще по дому скучала. Но я знала, что все будет хорошо. Я всегда оптимистично смотрю на жизнь.

— А кренделя богатого нельзя было найти для быстрейшего решения материальных проблем?

— Крендель у меня когда-то уже был в Минске. Так что опыт получила и поняла, что всего в жизни надо достигать самой.

Москва, кстати, и вправду слезам не верит. У меня была проблема в первом агентстве — директор не хотел отдавать деньги за работу. Грубо говоря, собирался «кинуть», как это происходит в отношении многих провинциальных девочек. Ну что они могут сделать?

— А что сделала ты?

— Просто поняла, что если уступлю, то упаду в собственных глазах. Нашла аргументы…

Из агентства я ушла, но деньги мне вернули. К сожалению, такие вещи в нашем бизнесе на каждом шагу. Всякой грязи хватает…

— Хм.

— Ты, наверное, хочешь услышать про всякие непристойные предложения?

— Заметь, не я об этом заговорил…

— Но у меня их не было. Почему? Знаешь, когда девочка впервые приходит в агентство, то менеджеры наблюдают за тем, как она себя ведет, каким характером обладает…

В принципе по человеку все сразу видно. И потому кого-то могут пригласить затем отдохнуть на море или куда-то еще.

Но меня не звали. И слава богу…

— Денег, значит, по легкому рубить не удавалось…

— Я хорошо зарабатываю сама и мне ничего ни от кого не нужно. Кроме того, я верю в материализацию желаний и лишним доказательством тому стал день, когда раздался звонок из журнала Playboy.

У меня не было там знакомых, я не проходила никаких специальных кастингов. Просто в журнале увидели мои фотографии, и они всем понравились. А после съемки в Playboy, обо мне заговорили и предложения посыпались с удвоенной силой.

Когда прихожу на какой-нибудь кастинг, то фамилия Ходан уже многим известна. Все почему-то думают, что у меня немецкая фамилия, но я объясняю, что корни у нее белорусские, и под Минском даже есть целая деревня, где живут одни Ходаны, и оттуда у меня много родственников.

— Показалось, что съемка девушки с деревенскими родственниками оказалась одной из самых откровенных в истории российского Playboy…

— Ну да, когда я открыла журнал, то первое чувство было сродни шоку. Особенно когда представила, какая огромная масса людей все это увидит.

На самом деле во время фотосессии я не испытывала какого-то беспокойства по этому поводу. Почему-то… Потом только все закипело…

— Что сказали родители?

— А они журнала даже не видели. Мама живет в Швеции, информация, конечно, просочилась, но я ее успокоила: мол, съемка была в купальнике. А папа — минчанин…

— Ну дальше можешь не продолжать. Понятно, что Playboy для нашего города величина недостижимая и даже информация о нем дальше Смоленска не пройдет…

— Да ты просто не дал договорить! Мой папа не читает глянцевых журналов.

Впрочем, самоирония свойственна белорусам. Мы вообще, как мне кажется, недооцененная нация. У нас есть свое лицо…

— .. и мы его хорошо знаем!

— Ну вот опять начинаешь… Знаешь, что у меня многие представители российского шоу-бизнеса спрашивают: «А ты, наверное, не москвичка, да?» — «Да, я из Беларуси» — «Ну мы так и подумали…»

Тамошние девчонки могут быть резковатыми, наглыми, грубыми. Да вся Москва в принципе такая. А вот мы мягкие и добрые. Очень общительные.

Я и раньше слышала, что в бывшем СССР были какие-то межнациональные трения, но белорусов любили все. Так вот думаю, что со временем ничего кардинально не изменилось.

Хотя жизнь в Москве сама заставляет тебя делаться жестче. На каждом шагу может ожидать какой-то подвох или обман. В частности, моделям всегда надо очень хорошо проверять договоры, которые они подписывают.

— Говорят, ты еще и в кино снялась…

— Да, у Сергея Гинзбурга в фильме «Стерва».

— В главной роли?

— Увы… (смеется). Я играю подругу боксера (актер Андрей Чернышов), менеджером которого является та самая стерва. Там по сюжету нужна такая сексуальная блондинка. У нее лямур с главным героем.

Еще в роли дублерши Светланы Ходченковой снялась в фильме Гриши Константинопольского «В гостях у сказки». Роли небольшие совсем, но это же только начало!

— Эх, Света, знаем мы эти начала. Там дорога в звезды небось такая же, как и во всем вашем модельном шоу-бизнесе…

— Ты имеешь в виду через постель?

— Через нее.

— Да всякие дороги есть. Наверное, можно переспать с продюсером или режиссером, но мне это не нужно. У меня и так все получится.

— Откуда такая уверенность, что ты станешь хорошей актрисой? В принципе многие девочки тешат себя подобной иллюзией…

— … Но они ничего для этого не делают. А я вообще-то закончила институт культуры по специальности режиссер массовых праздников и народных обрядов. На протяжении 5 лет мы изучали актерское мастерство. Сейчас в Москве занимаюсь на актерских курсах и еще очень хочу поучиться по этой специальности в Америке.

Ну и, кроме того, постоянно общаюсь с кастинг — директорами, которые присылают мне сценарии. Недавно позвали в полнометражный фильм, авторским коллективом которого является Наша Russia.

— Ну и как?

— Да дурацкая роль в дурацком фильме. Я не хочу сниматься абы где. По-моему это глупо со всех точек зрения. Довольно часто отказываюсь от рекламы, когда требуется фотографироваться обнаженной хотя, как правило, за нее очень хорошо платят.

— А какие сейчас гонорары у моделей?

— Видеосъемка от 1 до 5 тысяч долларов, фото — дешевле, где-то от 500 долларов до 1500. Все зависит от заказчика и его возможностей. Страна в принципе, не играет роли — в Москве или скажем, в Милане, платят одинаково.

Учитывая, что без работы я практически не сижу, то жить можно довольно неплохо. Да еще и путешествуешь по миру постоянно.

— То есть ты такой живой пример для белорусских девчонок, которые тоже хотят чего-то добиться в модельном бизнесе.

— Я, скорее, пример независимости. Я не ищу, как ты сказал, богатого кренделя, чтобы сесть ему на шею, а всего добиваюсь сама. И получаю от этого очень большой кайф.

— Кстати, каков он, мужчина твоей мечты?

— Тельцы вообще очень долго ищут себе пару. Он должен твердо стоять на ногах — по моему, это главное для мужчины, иначе он будет чувствовать себя не очень уверенно по жизни. Хочу, чтобы был таким же, как и я — любил читать умные книжки, спорт и путешествия. Впрочем, несмотря на обилие поклонников замуж в ближайшие несколько лет не собираюсь.

— Правду говорят, что белорусские женщины сильнее мужчин?

— Мне кажется, это явление не имеет национальности. Женщина по своей сути морально стоит выше мужчины. Мы умеем выживать в таких ситуациях, когда представители сильного пола ломаются.

Сила человека определяется не его физическими кондициями, а волей и разумом. Именно поэтому я пошла бы на площадь после выборов протестовать против фальсификаций их итогов. Из принципа. Вот ты ходил на выборы?

— Че я, клоун, что ли?

— Ну вот, все странно как-то у нас получается. Во времена СССР тоже, помнится, народ единодушно голосовал «за». И чем все закончилось? Империя рухнула за одну минуту.

Дорога в прошлое — это дорога в никуда. Ты заметил, что люди, которые уезжают из Беларуси начинают думать и жить совсем по-другому? И к своей стране испытывают что-то вроде ностальгической жалости?

— У меня друг живет в Америке уже лет 10. Говорит, что Буш гораздо хуже Лукашенко, но возвращаться сюда отказывается наотрез…

— Мне обидно, что очень много умных людей и квалифицированных специалистов уезжает отсюда, потому что довольно быстро упираются в тупик в своем развитии. Сила сегодняшнего общества в его интеграции и равенстве возможностей для всех, а мы по прежнему должны обивать пороги посольств для получения визы и доказывать что не собираемся оставаться за рубежом для нелегальной работы…

Ну почему болгары или румыны могут учиться и работать в Италии, Англии или Франции, а белорусы — нет? Мы что — хуже?

— Да как минимум — нет.

— Я очень хочу, чтобы Беларусь присоединилась к Европе. А пока приходится работать в бандитской России, где, во всяком случае, можно легально заработать хорошие деньги.

— А ты знаешь, что «Беларусьфильм» объявил акцию — наполним мир новым отечественным кино. Вроде 10 фильмов за год хотят снять…

— У нас акций много, только вот прок от них никакой? Где мы эти фильмы увидим? В белорусских кинотеатрах?

Какой смысл тогда закапывать деньги в землю? Снимите один, но хороший, грамотно его спродюссируйте, продайте в Россию, Украину, Польшу. Дальше пока вряд ли получится, но с чего-то надо начинать.

Так обидно за нас… Моя собеседница огорченно поворачивает голову к окну и упирается взглядом в саму себя. Ходан двухгодичной давности смотрит на нас с витрины магазина на противоположной стороне улицы.

Это был бы хороший кадр для концовки полнометражного фильма из серии действительно нового белорусского кино. Когда-нибудь, через несколько длинных лет…

Света улыбается каким-то своим мыслям, и мы спешим выйти на улицу имени Ленина.