29 февраля 2024, четверг, 1:37
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Политолог назвал событие, которое может повлиять на весь 2024 год

7
Политолог назвал событие, которое может повлиять на весь 2024 год
Григорий Месежников

Запад стоит перед большим вызовом.

Стала ли Россия слабее за этот год? Каким был 2023 год для белорусского режима? Что означает начало переговоров между Украиной и Брюсселем о вступлении в ЕС? Чего ждать от 2024 года?

Об этом и не только сайт Charter97.org спросил словацкого политолога и президента Института общественных проблем (IVO) (Братислава) Григория Месежникова:

— Продолжающаяся агрессия России против Украины является ключевым событием, которое определяло во многом общую международную ситуацию. Понятное дело, что это влияло на внутреннее развитие этих двух стран, являющихся непосредственными участниками конфликта, на их международное положение. Во многом эта война влияла и на политику Евросоюза, НАТО и других союзников Украины. Поддержка оставалась сильной, хотя, к сожалению, к концу года возникли проблемы с военной помощью. Посмотрим, чем это все закончится, хочется надеяться, что все в конце концов уладится.

Думаю, война в Европе держала в напряжении весь континент. Так как она затянулась, а ожидаемое контрнаступление Украины по разным причинам не достигло тех целей, которые были намечены, сейчас все будет зависеть от того, как Запад поведет себя в отношении Киева. Большие положительные подвижки наблюдаются в отношениях Украины с Европой. Украине удалось не просто получить статус кандидата в члены ЕС, Евросоюз сейчас начнет с Украиной переговоры о вступлении. С точки зрения Украины, это событие исторического значения.

Если говорить о международной ситуации, то понятно, что война, которая сейчас идет между Израилем и ХАМАСом, очень сильно влияет на общую ситуацию в мире. Тут возникают вполне обоснованные соображения, что ХАМАС решился на эту агрессию в том числе и по причине выгодной для России, чтобы не просто отвлечь внимание Запада, но и отвести ресурсы, энергию от российской агрессии против Украины. На самом деле это и произошло, так что это событие тоже можно считать очень важным.

Если говорить о Словакии, то у нас прошли выборы, мы с вами уже об этом очень подробно говорили. Результаты этих выборов, конечно, очень сильно повлияли на внутреннюю ситуацию в стране. Осложнения сейчас возникают в отношениях между Словакией и Евросоюзом касательно тех изменений, которые происходят сейчас в нашем внутриполитическом развитии. Сейчас в Словакии идут чистки в органах правопорядка, разные предложения по изменению законодательства в области правового государства вносятся на рассмотрение парламента, которые вызывают беспокойство в самом Евросоюзе.

Подтвердилось то, что Словакия перестала поддерживать Украину самостоятельно, то есть как отдельное государство мы перестали поддерживать нашего соседа поставками оружия. Однако словацкое правительство пока не препятствует реализации коммерческих проектов по производству вооружения. Эти проекты финансируются другими государствами, членами Евросоюза и НАТО. Сейчас словацкий оборонный комплекс производит для передачи Украине гаубицы Zuzana 2, это очень качественные орудия. Военная помощь из других стран тоже частично проходит по территории Словакии, она не прекратилась.

Словацкое правительство подошло все-таки к этому вопросу с позиции частичной ревизии — свое оружие мы уже не предоставляем, но то, которое закупается Западом, в том числе — и производимое у нас, в Словакии, Украине пока передается.

Если рассматривать ситуацию в Беларуси, здесь, как говорится, каких-то особых неожиданностей не произошло. Режим Лукашенко продолжал свое правление вразрез с национальными интересами Беларуси как независимого государства, все более и более примыкал к России. Совершенно очевидно, что при рассмотрении на Западе вопросов по санкциям, каким-то спортивным мероприятиям и так далее, режим Лукашенко идет одним блоком с Россией. По сути дела, Лукашенко — близкий союзник и соучастник Путина во многих его делах, направленных и на агрессию против Украины, и по отношению к Западу.

Совершенно очевидно, что Россия использует Лукашенко для разного рода шагов, каких-то мероприятий, давления на европейские страны. Есть подозрения, что опять может повториться ситуация с миграционным кризисом.

— Несмотря на позицию Орбана, Фицо и других политиков, выступающих против помощи Киеву, Евросоюз решил начать переговоры с Украиной и Молдовой о членстве. О чем говорит этот факт?

— Во-первых, сразу хотел бы уточнить, что Фицо пока ничего не предпринял против переговорного процесса с Украиной, он не воспрепятствовал этому. Орбан, кстати, тоже все взвесил и решил просто не участвовать в этом голосовании, он не присутствовал в зале во время принятия решения. Но понятно, что он был против, заявил, что есть еще время затормозить весь этот процесс в будущем.

А Фицо — это типичный популист, в Брюсселе он проголосовал за Украину, но потом несколько дней говорил, какая это коррумпированная страна, неподготовленная к вступлению в ЕС и вообще не нужно ее принимать. Свое «домашнее задание» Фицо в этом выполняет.

Что же касается самого решения ЕС касательно Украины, то наконец-то пришло полное понимание со стороны ЕС, что необходимо поддерживать в полном объеме устремления Киева по внутреннему реформированию. Это необходимо для того, чтобы Украина отбилась от российской агрессии и выиграла как самостоятельное государство. Переговорный процесс важен как раз потому, что страна начинает приводить свое законодательство в соответствие с общими нормами Евросоюза.

Думаю, что политическая поддержка стала такой массивной благодаря тому, что Украина борется, действительно отбивается от российской агрессии. Может быть, пока еще рано говорить о том, что Украина побеждает или точно победит, но я уверен, что так и будет. При этом очевидно, что российские планы на блицкриг не вышли, что Украине, находясь под постоянным огнем в условиях войны, удалось осуществить важные шаги в области внутренних реформ.

Украина показала себя как страна, у которой серьезные намерения, уже нет никаких иллюзий насчет будущего страны как европейского государства, как равноправного члена семьи европейских наций. Кто-то сказал, что Украина окончательно развелась с Россией. Думаю, что это очень хорошая метафора, сейчас уже совершенно очевидно, что обратного движения просто не будет. Сейчас будет движение только в Европу, сотрудничество с государствами, которые поддерживают независимость Украины, ее демократическую государственность. В отличие от России, которая пытается эту государственность просто уничтожить, убивая украинцев.

— Что можете сказать о путинской России? В этом году мы увидели много интересных событий: мятеж Пригожина, ползучая потеря лидерства Кремлем на бывшем постсоветском пространстве. Как бы вы оценили, Россия заканчивает этот год более сильной или ослабшей?

— Мне кажется, здесь надо оценивать ситуацию с точки зрения самого этого режима. Что же касается страны, каких-то ее экономических параметров, мы видим, что определенная устойчивость там все-таки есть. Были ожидания, что санкции и война приведут к экономическим обвалам, но такого пока в полном объеме не произошло, хотя упомянутые факторы и осложнили развитие России.

С другой стороны, если посмотреть на то, что Россия вообще предлагает и своему населению, и всему миру, то ни о каком лидерстве России не может быть и речи. Ни в каких областях, даже в производстве вооружения. Видно же, что Украине достаточно получить относительно небольшое количество западного старого (даже устаревшего) вооружения — и страна способна отбиваться от превосходящих сил противника. Конечно, тут стоит отметить и героизм украинских военных.

Cчитаю, что Россия сейчас не демонстрирует ни в какой области лидерства: ни в экономике, ни в технологиях, ни в культуре, ни в чем. Это государство, которое развивается слабо, наблюдается стагнация. Никаких успехов, о которых постоянно говорит правящая клика, на самом деле у этой страны нет.

С другой стороны, Россия оказалась на стороне самых отмороженных диктаторских режимов. Ничего нового в этом нет, сейчас абсолютно очевидно сотрудничество между этими странами, членами «оси зла». Это Северная Корея, Иран и иранские прокси, совершенно очевидно, что эту группировку поддерживает Китай, Лукашенко к этому дьявольскому союзу присоединился, действуя абсолютно вразрез с интересами белорусского народа. По сути, это преступление, что Лукашенко завел Беларусь в этот тупик авторитаризма и изоляции. Россия стала государством-изгоем, во всяком случае — в глазах демократической части человечества, цивилизованного мира. Так что гордиться этому режиму особо нечем.

— Хотелось бы услышать ваш прогноз на 2024 год, какие тенденции будут преобладать в мировой политике?

— Будет немало очень важных событий, во-первых, выборы в Соединенных Штатах. Сейчас есть разные предположения на этот счет. Считаю, что если Дональд Трамп будет избран американским президентом, то нас ожидают еще бóльшие потрясения. Они не будут связаны непосредственно с тем, что Америка себя поведет агрессивно, скорее наоборот. Опасаюсь, что ее политика станет как раз более изоляционистской. Джон Болтон недавно говорил о том, что Дональд Трамп намеревался вывести США из НАТО. Риск, что он это сделает в случае, если станет президентом, очень высок. И это может привести к общей дестабилизации в мире.

С другой стороны, конечно, восполнить отсутствие США в Европе будет очень трудно. Однако это может стать вызовом для крупных европейских государств, что перед лицом возможной российской агрессии (или прямой, или ползучей, гибридной), возникнет жизненная необходимость укреплять взаимодействие и сотрудничество, усиливать потенциал, осуществлять процесс перевооружения, модернизации вооруженных сил. Может быть, хотя бы частично, это будет компенсировано укреплением взаимного сотрудничества.

Мы пока не знаем, как все будет. Может, Трамп и не будет избран, а может случится и так, что даже если его и выберут, он не пойдет на такие крайние меры. Что все-таки так называемый «deep state», разумная часть американского политического и военного истеблишмента, не позволит Трампу этого сделать, так как это было во время его пока первого президентства.

Понятно, что Трамп не был энтузиастом более активного участия Америки в тех процессах, которые необходимы для поддержания стабильности в мире и поддержки демократии. Несмотря на это, его окружение каким-то образом сумело удержать в традиционных рамках внешнюю политику США. Может быть, так произойдет и во второй его срок.

В России я пока не вижу ничего такого, что бы свидетельствовало об ослаблении режима, несмотря на упомянутый вами кейс Пригожина. Мне кажется, что путинский режим сейчас даже более консолидированный, чем был до этого. Они спохватились, извлекли уроки из пригожинского путча. В Кремле поняли, что надеяться на поддержку от населения не стоит, мы видели, что никто не вышел на защиту путинского режима, но и к Пригожину, правда, особо не присоединились. Широкие массы, как говорится, остались дома.

Мне представляется, что у этого режима все еще достаточно потенциала для того, чтобы удерживать власть. Если возникнут какие-то риски, то с теми, кто эти риски создаст, быстро расправятся. Считаю, что Владимир Путин останется в 2024 году главой этого режима, к тому же он в выборах намеревается участвовать, а их результаты в России можно предсказать со стопроцентной уверенностью.

Написать комментарий 7

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях