19 мая 2024, воскресенье, 7:37
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Андрей Ожаровский: У атомной станции в Островце много дефектов

15
Андрей Ожаровский: У атомной станции в Островце много дефектов
Андрей Ожаровский

С БелАЭС может произойти что-то нехорошее.

По данным литовской разведки, в мае 2022 года на АЭС в Островце были обнаружены трещины в сварных швах корпуса реактора одного из блоков. Также был изменен химический состав воды в первом циркуляционном контуре, охлаждающем реактор второго энергоблока. Режим Лукашенко и корпорация «Росатом» скрыли инциденты и дефекты реакторных систем БелАЭС.

Минэнерго Беларуси назвало информацию Литвы о БелАЭС «целенаправленной акцией по дискредитации проекта». Но при этом ведомству пришлось признать, что с АЭС не все в порядке и она нуждается в ремонтах.

Сайт Charter97.org попросил известного российского физика-ядерщика Андрея Ожаровского прокомментировать эту информацию: 

— Надо отметить, что дефекты и инциденты — это разные вещи. Если мы говорим об инцидентах, то это выброс радиоактивных веществ в окружающую среду. Если они были, то надо разбираться, откуда и как их измерить. В документах, которые у меня есть, я не нашел информацию об инцидентах. Дефекты — то, что может привести к инцидентам, про них отдельно надо говорить. 

Во-первых, ничего нового для «Росатома» и в частности белорусской атомной станции, которую он построил, в наличии дефектов я не вижу. Если смотреть старые отчеты российского контролирующего органа, Ростехнадзора, то там так и написано «дефекты изготовления являются одной из причин нарушений в работе атомных станций России». Это не что-то такое удивительное, о чем нельзя было подумать. То, что «Росатом» строит атомные станции низкого качества, известно всем, кроме пропагандистов самого «Росатома» и его агентов, в том числе и в Беларуси

Могли ли это скрыть? Конечно могли. Мы знаем о двух серьезных нарушениях при строительстве БелАЭС, когда реактор уронили с высоты четыре метра или больше, а также когда при транспортировке уже другой ударили о железнодорожный столб. Об этом ни белорусские власти, не надзорные органы, ни заказчик строительства станции, Министерство энергетики Беларуси, не сообщали. Мы, активисты «Белорусской антиядерной кампании», узнали об этих серьезных происшествиях от очевидцев. 

Это стандарт белорусских атомщиков, взятый от российских коллег, ничего не сообщать, запускать режим секретности. Поэтому я не могу подтвердить данные литовской разведки, но выглядит все достаточно правдоподобно. У «Росатома» могут быть дефекты, а белорусские власти могут вступить в сговор с российскими и скрыть как происшествие, так и вот эти самые повреждения действующего энергоблока.

Косвенным свидетельством этому может быть то, что реактор работает хуже, чем обещали. Длительные простои, частые выключения, внеплановые остановки, внеплановые ремонты могут являться показателем того, что атомщики пытаются там что-то починить, наладить на уже запущенном реакторе. Это крайне плохо, потому что такие дефекты нужно выявлять на стадии строительства и не допускать ввода в эксплуатацию оборудования, в котором существуют дефекты.

Я еще напомню, что были сообщения белорусских «Киберпартизан», которые смогли найти документы про турбинное здание, не про сам реактор, а другие части атомной станции, где число недоделок и дефектов исчислялось десятками тысяч. Не все они были серьезными, были случаи, когда не так были вкручены лампочки или не там стояли выключатели. Но были и вполне серьезные, например — протечки атмосферных осадков в здании паровой камеры, которая важна для безопасности. Так что дефекты на Белорусской атомной станции есть, я абсолютно уверен в этом.  

— Что можно сказать о таком отношении к строительству подобного объекта и какие могут быть последствия?

— Такое отношение достаточно стандартное, атомщики стараются вывести себя из-под контроля общества, потому что им неудобно, когда их контролируют. К ним со стороны общественности предъявляются повышенные требования по одной простой причине: авария на атомной станции несравнимо более опасна, чем авария, например, на газовой станции такой же мощности. Если что-то пойдет не так с газовым оборудованием, это будет, конечно, плохо, пострадают сотрудники. Если что-то пойдет не так на атомной станции, помним по Чернобылю, что серьезные последствия могут быть и в сотнях километров.

«Росатом» нашел слабое звено — это Беларусь, где нет серьезного контроля со стороны заказчика. Ну какой это заказчик? Я же говорю — сидят агенты «Росатома» в Минэнерго Беларуси и верят во все эти сказки и рекламные обещания. Они строили так, как могли. А такой инцидент, как падение реактора, он тоже не уникален. При строительстве первого блока Ленинградской станции уронили не сам корпус реактора, а внутрикорпусные устройства. Внутри реактора должно устанавливаться довольно серьезное тяжеловесное оборудование, в котором уже потом размещается ядерное топливо. Эти внутрикорпусные устройства были разбиты также при попытке установки. 

Для меня в этом как для человека, наблюдающего за деятельностью «Росатома» уже давно, большого удивления нет. Просто обидно, что в Беларуси им это все удалось без серьезного контроля как со стороны белорусского регулятора, так и со стороны общественности.

Более того, для меня было таким плохим сигналом, когда режим Лукашенко начал громить экологическое движение. Мы знаем, что в какие-то позорные списки внесли организацию «Экодом», которая была одним из участников «Белорусской антиядерной кампании». И если находящиеся у власти громят экологические организации, значит им действительно есть, что скрывать. Значит, это такой неприятный индикатор того, что может что-то произойти. Бесконтрольность никогда не приводила к чему-то хорошему.

Написать комментарий 15

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях