20 июня 2024, четверг, 0:12
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

Генерал-майор СБУ: В Чечне начнется хаос, но первым может «рвануть» другой регион России

Генерал-майор СБУ: В Чечне начнется хаос, но первым может «рвануть» другой регион России
Викторо Ягун
Фото: glavred.info

Кремль столкнулся с большой проблемой.

В середине прошлой недели в СМИ появилась информация о том, что Рамзан Кадыров находится в коме в Центральной клинической больнице Управления делами Путина в Москве. Некоторые источники сообщают, что главу Чечни могли ввести в состояние искусственной комы. Причиной называют отторжение пересаженной почки, которое началось несколько дней назад.

Выгодна ли смерть чеченского правителя Путину или он ее боится? Об этом сайт Charter97.org поговорил с экс-замглавы СБУ, генерал-майором в запасе Виктором Ягуном.

— Точно не выгодна, потому что в авторитарном государстве, которое построил Путин, смерть того или иного человека, введенного в систему, вызывает очень большую проблему. Я возьму как пример Пригожина — да, они уничтожили человека, который пошел против них, но сколько проблем сразу возникло. И замену полноценную невозможно найти, и надо думать, как взять под контроль то или иное воинское формирование, как оно пойдет дальше, куда пойдут активы.

Эту ситуацию можно перенести на Чечню и посмотреть, что там будет. А там вообще хаос будет, потому что все же замкнуто на Кадырове, нет преемственности власти. Кого ставить? Сына его какого-нибудь? Тогда уже монархия начинается, уж очень откровенно получается по-северокорейски. Это очень большая проблема.

И еще большая проблема — как об этом объявить в России. Если вспомнить Жириновского, то непонятно, когда он умер. Или неделю готовили всех к тому, что он умер, или непонятно что происходило. А тут проблема очень простая — мусульманство. Мусульманина по всем канонам надо похоронить до следующего заката солнца. Если не похоронят, то возникает вопрос: он вообще мусульманин? Кадыров же интерпретировал себя как поборника веры. Так просто его где-то припрятать, а через неделю сказать, что его уже нет, не получится. 

И что делать с «кадыровцами», будут ли они подчиняться? Что делать с этими «кровниками», которые просто разойдутся тогда в разные стороны и будут вспоминать не только Кадырову и его семье, но и его приспешникам? Это очень интересная такая ситуация, но они ее сами создали, сами пускай сейчас и разруливают. 

— В Чечне клановая система, многие из клана Кадырова находятся на ведущих ролях в чеченском правительстве. Какие процессы в Чечне может запустить смерть Кадырова? 

— В клане Кадырова замены ему нет. Ну кто там, Делимханов? Я что-то о нем в последнее время вообще не слышал после этого ранения/не ранения. Куда он делся, что с ним происходит? Если и есть какой-то человек, то он непубличный, а строить публичность с нуля будет тоже проблематично.

Есть много вопросов. Мы имеем тоталитарное государство, я понимаю, что это мусульмане, там есть свои традиции. Как пример можно взять ту же Сирию, где власть от отца к сыну перешла, но это совершенно другая ситуация. Кадыров был одним из немногих людей в России, которому было разрешено фактически все. У меня создавалось такое впечатление, что он как приемный сын Путина, которому было дозволено все, что было не дозволено другим. Хочешь — кого-то убей, хочешь — достань где-то за границей, все тебе сойдет с рук.

Другого такого не будет, покорной эту республику просто так не удержать.

— С начала войны многие эксперты говорят о возможном развале России. Это реальный сценарий или попытка выдать желаемое за действительное?

— 50 на 50. Украина ведет работу на этом направлении. В свое время, до 1991-го года, существовал Антибольшевистский блок народов, куда входило огромное количество представителей всех республик бывшего Советского Союза, многих стран Варшавского договора, были отдельные представители народов России. Это был очень мощный блок, который включал даже представителей Тайваня и Вьетнама, стран, где коммунисты поднимали голову, грубо говоря. 

В 1991-м году это все распалось, но на данный момент Антибольшевистский блок народов фактически восстановлен. Только сейчас он называется Антиимперский блок народов, и туда сегодня подтягиваются те народы, которые именно в России — Татарстан, башкиры, ингерманландцы.

В Верховном Совете (Украины — ред.) зарегистрирована специальная депутатская комиссия, которую возглавил Ярослав Юрчишин, депутат от партии «Голос». Эта комиссия работает именно с такими представителями.

Если Украина действительно поможет представителям этих народов организовать какую-то базу, использовать ее для поднятия духа в тех или других национальных республиках, то это будет серьезная проблема для будущего Российской Федерации. Поэтому России надо принимать решение: либо она станет нормальной демократической страной и продолжит свое существование, либо, если это все будет закручиваться, как это делали ГКЧПисты, а сейчас Путин, то это все просто развалится в один момент. Нельзя просто так, механически запрещать преподавание татарского или башкирского языка, вообще забывать, что есть национальности, которые в принципе и не хотели бы выходить из состава Российской Федерации. Но когда их просто щемят и говорят: «вы тут никто, а мы тут главные», то понятное дело, что это все может взорватьсяиз середины. Чем больше сжимаешь пружину, тем она резче и больнее потом ударит. Вот и все. 

— Какие регионы РФ раньше других могут задуматься о независимости?

— Понятное дело, что самая подготовленная республика — это Татарстан, несмотря на все «завуалирования» того, что элита там под Москвой. На самом деле, если начнутся определенные процессы, то Татарстан окажется самым подготовленным регионом, где буквально «щелкнуть пальцами» — и за несколько недель они уже полноценно смогут выступать как самостоятельное государство. 

А вот где может взорваться в первую очередь, то это может быть даже не Чечня, а Дагестан. Там сложилась вообще какая-то абсурдная ситуация. Республика по запасам нефти и другим природным богатствам очень близка к Азербайджану. Там тоже есть свои демократические нюансы, но видно, что вкладываются деньги, что-то развивается, какие-то дороги строятся, люди там не самые бедные. А тут переходишь границу — и начинаются вопросы. В Дагестане мусор не вывозят, дороги не строят, порты почему-то не восстанавливают. Мы видим, что там периодически люди протестуют, особенно на фоне этого так называемого «СВО» стали возмущаться. Это такой очень опасный для России регион, который может взорваться первым. 

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях