16 декабря 2018, воскресенье, 7:57
Спасибо вам
Рубрики

Мадам Вальска: Как девочка из Бреста стала одной из самых богатых и модных женщин мира

7

Надежды и мечты не отменяются даже в трудные кризисные времена.

Надежды и мечты не отменяются даже в трудные кризисные времена. Нужно только не сидеть сложа руки, а деятельно их реализовывать. Вот, к примеру, была когда-то в США череда черных лет, поименованная Великой депрессией. А героиня нашего очерка даже в этот унылый для американцев период умудрилась стать миллионершей и блистала в высшем свете, удивляя, эпатируя, привлекая своей красотою, нарядами, изыском дорогих украшений…

Родилась она в Брест-Литовске в 1887 году и звалась изначально – Анна Пуач (Hanna Puacz). Отца ее звали Наполеон, что наводит меня на некоторые размышления о том, что Анна Наполеоновна в будущем вполне успешно осуществила некий посыл этого амбициозного имени. Во всяком случае, проведя отроческие годы в родных палестинах, юная красавица отправилась завоевывать Францию, пишет Николай Александров в издании «Брестский курьер».

Вполне очевидно, что была в ее характере целеустремленность и напористость, и свою жизнь она выстраивала сама, как увлекательный роман. И дарованиями была не обделена, коль поступила в Париже в музыкальную студию, нацелившись стать оперной певицей.

Закружил ее в вальсе встреч и впечатлений вихрь Елисейских полей – недаром в дальнейшем она взяла себе сценический псевдоним – Ганна Вальска (Ganna Walska).

Ее кумиром на долгие годы стала графиня де Кастильоне, знаменитая куртизанка, фотомодель, пассия Наполеона III — французского императора. Отличалась она и красотой, и умом, порой влияя на судьбы Европы, где были очень популярны фотооткрытки с ее изображением. Для нашей героини она стала образцом для подражания в одежде, украшениях, в манере привлекать сердца.

И мужские взоры потянулись к озорной очаровательнице, у которой появился обширный выбор претендентов на ее благосклонность. Думаю, в нашем случае чувства с разумом не особо соперничали – в 1904 году, когда ей было 18 лет, ее супругом стал русский барон Аркадий Д’Эйнхорн, офицер из благородной и состоятельной семьи. Да вот был грех у барона – выпивал. Из-за его безудержного пьянства семья через два года распалась. Впрочем, думаю, Ганна не очень уж горевала.

У нее в этот период началась ее оперная карьера, которой она отдалась со всею страстью. Немало гастролировала, ездила по разным странам и континентам, познавая мир. А сопрано ее, в общем-то, не отличалось особой выразительностью, как ни тянулась она к вершинам славы. Критики не жаловали ее, порою подвергая жестокой порке. Тем не менее она с упорством, достойным похвалы, стремилась быть на сцене в свете юпитеров.

Впрочем, главною ее сценой, на мой взгляд, была сама жизнь, где она играла роль женщины яркой и незаурядной.

Когда на Европу обрушилась Первая мировая война, Ганна уплыла от бед подальше, в Америку. Здесь в 1916 году она снялась в одной из главных ролей в фильме «Ребенок судьбы» (это был единственный ее опыт в синема) и вышла замуж за доктора Джозефа Френкеля, в ту пору знаменитого эндокринолога в Нью-Йорке, личного врача композитора Густава Малера. Но и этот брак продлился недолго, Френкель скончался в 1920 году.

А в поле зрения Ганны появился «самый богатый холостяк Нью-Йорка» (так обозначала пресса) Александр Смит Кохран, ковровый магнат, яхтсмен, знаток Персии, филантроп.

Их молниеносный брак в 1919 году столь же блистательно был расторгнут в 1920. В результате бракоразводного процесса Ганне досталось 3 млн. долларов (с учетом недвижимости). На то время это было гораздо больше, чем нынешние «зеленые». Остались и драгоценности от Картье, купленные Кохраном. Кстати, украшения с жемчугами, бриллиантами, сапфирами и рубинами за годы замужеств составили обширную коллекцию Ганны. Один из ее бриллиантов весом в 95 карат получил название «Вальска бриолет».

В этот же период у нее начинается роман с чикагским мультимиллионером Гарольдом МакКормиком, президентом Международной компании по производству комбайнов. Обратите внимание на то, как действовала Ганна. «В последнюю неделю сентября 1919 Гарольду, находившемуся в то время в Нью-Йорке, позвонила молодая женщина по имени Ганна Вальска. Она была молодой и бодрой полькой и заявила, что на Кубе пела в опере вместе с Карузо. Гарольд связался с Чикагским оперным обществом и попросил устроить ей прослушивание. Завязалась дружба. Она пленила Гарольда». Это выдержка из книги об Эдит Рокфеллер, первой жене МакКормика.

Эдит была адептом психоаналитика Карла Юнга, жила в Швейцарии, вела отдельную от супруга интимную жизнь – и ничто не мешало МакКормику с нею расстаться.

В 1922 году, после некоторого периода «примерки», Ганна и Гарольд создали семью. Для нее это был золотой период судьбы. В год свадьбы она приобрела (сбылась мечта оперной певицы!) Театр на Елисейских полях в Париже, где когда-то проходили знаменитые Дягилевские сезоны. На вопросы «Чикаго Трибьюн» она ответила, что в покупку театра вложила свои собственные средства, а не ее состоятельного мужа, и сообщила: «Я никогда не появлюсь в моем театре, пока не получу признание, основанное исключительно на моих заслугах как художника».

Это был самый длительный брак Ганны Вальской – продолжался он аж девять лет. Она оставалась на оперной сцене, театральные костюмы для нее шил знаменитый дизайнер Эрте (Роман Тыртов). Попутно в виде хобби или приключения, так она сама это обозначила, создала парфюмерную фирму. Один из видов духов от Ганны Вальской назывался «Divorcons» («Давай разведемся»). Всего она произвела около десятка различных парфюмов. Правда, успешным спросом они не пользовались.

В этот период здоровьем МакКормика занимался доктор Серж Воронов, получивший широкую известность своими опытами по омоложению. Он экспериментировал с вытяжками из обезьяньих желез, богатых клиентов у него было немало. Именно Серж Воронов стал прототипом профессора Преображенского в «Собачьем сердце» М.Булгакова. Но МакКормика он не омолодил и жизнь ему не продлил. А в 1931 году Гарольд и Ганна расстались, развод обошелся МакКормику в 6 млн. долларов. Кстати, в этом же году мадам Вальска получила Золотой Крест за заслуги от польского правительства. А в 1934 году Франция наградила ее Орденом Почетного легиона.

Косвенно история этого брака с МакКормиком отразилась в фильме Орсона Уэллса «Гражданин Кейн». Режиссер не скрывал, что образ Сьюзан «списан» им с мадам Вальской.

Около семи лет Ганна блистала в свете без обручального кольца, удивляя нарядами и драгоценностями, порою даже эпатируя, например, шароварами в стиле Чингизхана. Сама она позже объясняла это в своих мемуарах так: «На меня смотрели как на эксцентричного человека. Но моя репутация была полностью моим собственным творением для самозащиты. Часто я была на редкость рассудительная женщина, тысячеглавый монстр, трудолюбивая машина; в то время как за мои организаторские способности и быстрые решения друзья меня называли «лидер в юбке».

В 1938 году она увлеклась английским физиком и изобретателем Гарри Мэтьюзом и вышла за него замуж. В 1911 году он впервые в мире осуществил радиотелефонную связь с летящим аэропланом на расстоянии до трёх километров, в 1921 предложил одну из первых систем звукового кино. Но наиболее прославился своими попытками создания «лучей смерти» — прообразом лазерного оружия. Во Франции даже сняли фильм о Мэтьюзе, который стал прототипом главного героя в «Гиперболоиде инженера Гарина». Увы, в 1941 году супруг Ганны скончался от сердечного приступа.

Шестым и последним мужем Ганны стал Теос Бернард, преподаватель йоги и тибетского буддизма. Николай Рерих считал его шарлатаном и самозванцем. Тем не менее на Ганну ее супруг оказал серьезное влияние своими воззрениями.

В 1941 она купила историческое поместье «Куэста Линда» (Cuesta Linda) в Монтесито, что возле Санта Барбары, Калифорния, намереваясь использовать поместье как пристанище для тибетских монахов. Из-за ограничений на выдачу виз в военное время монахи не смогли приехать в Соединенные Штаты. В 1943 году Ганна Вальска написала мемуары «Наверху всегда найдется место», в которых так обозначила свой новый этап судьбы:

«Я сделала великое и окончательное вознесение в мирное состояние души, когда поняла, сознательно и подсознательно уже ощущая это в течение многих лет, что бессмысленно тратить энергию на пустой треп, лишние повторы, малозначащие высказывания, низкие вибрирующие сплетни. Эти непоучительное игры забирают наши жизненные силы и уводят наши творческие мысли от им надлежащих каналов.

С того времени я перестала жить в будущем, перестала пытаться выстраивать красивые планы, приемлемые для моего эго. Я также поняла, что пение – или любые другие работы, такие как чистка обуви, обрезка деревьев или управление офисом на Уолл-Стрите – имеют значение лишь для духа, который уходит в работу совсем не по причине самой работы. Это процесс делания, который развивает наши души, а не то, что мы делаем».

После развода с Бернардом в 1946 она поменяла название поместья на «Lotusland» («Земля Лотосов») — лотос считался священным цветком в индийских и тибетских религиях. Остаток своих дней посвятила проектированию, расширению и содержанию знаменитых новаторских садов поместья, заслужив уважение за свою изобретательность в ландшафтном дизайне своих садов. Свою коллекцию драгоценностей она распродала, чтобы вложить средства в «Lotusland».

Умерла Ганна Вальска 2 марта 1984 в «Земле Лотосов» в возрасте 96 лет, оставив свой сад и свое состояние Фонду Земли Лотосов Анны Вальской. Через несколько лет после ее кончины в «Lotusland» был доставлен чек на 1 млн. долларов от неизвестного дарителя. Последний привет от поклонника?..