19 июля 2019, пятница, 22:37
Мы в одной лодке
Рубрики

Дмитрий Бондаренко: Война без войны

54

За время правления Лукашенко население Беларуси сократилось почти на четверть.

3 июля во время салюта в Минске произошла трагедия: 64-летняя женщина была убита осколком фейерверка, около 10 человек получили ранения. Во многих зданиях в центре города были выбиты стекла.

Официальные СМИ замалчивают резонансную тему, ограничиваясь скупыми комментариями Следственного комитета и Министерства обороны.

Ситуацию по просьбе сайта Charter97.org прокомментировал координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.

- Что, по вашему мнению, произошло на салюте в честь официального «дня независимости» 3 июля?

- Что произошло 3 июля в Минске – это вопрос вопросов. Сейчас я вижу, что и в социальных сетях, и в некоторых медиа появились вбросы о том, что якобы ничего значительного не произошло: мол, подумаешь, на салютах бывают несчастные случаи, бывало и раньше, да и в других странах такое происходило…

На самом деле то, что произошло в Минске 3 июля – это очень серьезное событие. По крайней мере, даже из той приблизительной информации, которая есть, следует, что взорвались три пусковые салютные установки.

Вообще, надо понимать, что салютная установка – это «мини-катюша». Не зря праздничными салютами всегда занимались военные. И вот: одновременно взорвалось три этих установки .

Мы не знаем, точно ли было 10 раненых, потому что есть ли потери среди военных, есть ли раненые среди охраны, ограничивавшей доступ к определенным секторам в центре Минска – остается неизвестным.

Второй момент: сам парад 3 июля в Минске с участием российских «Искандеров», которые не имеют права находится на территории Беларуси и нарушают Договор о ракетах малой и средней дальности, с участием стратегических тяжелых бомбардировщиков РФ, плюс сама трагедия на салюте после парада – это событие, затрагивающее как минимум региональную безопасность, даже не национальную.

- В чем, по вашему мнению, причина трагедии?

- Я бы не исключал вариант диверсии. Кроме халатности и разгильдяйства, я бы не исключал и этот вариант.

Ряд экспертов и специалистов высказались в том ключе, что на самом деле белорусская армия – это армия недофинансированная, потому что основные средства у нас уходят на силы милиции, внутренних войск, различных видов спецназа, которых тренируют на подавление протестов.

Белорусская армия – как минимум, несовременная. Это армия бедной страны, которая за последние 10 лет не только не увеличила свой ВВП, а сократила. Страны, из которой бегут миллионы людей. Лукашенковская Беларусь является не только технологически отсталой – она технологически деградирует.

И событие 3 июля сразу ставит на повестку дня вопрос: имеет ли право такой режим запускать атомную станцию? Потому что сейчас говорят: 3 июля были использованы бракованные изделия, их не так хранили… Но мы знаем, что во время строительства БелАЭС падал реактор, было несколько других ЧП, более 10 человек только по официальным данным погибли при строительстве этой станции.

Зная, как разворовываются материальные ценности при строительстве таких объектов, как Национальная библиотека, подземный центр «Столица» на площади Независимости в Минске или другие центры, руководители строительства которых потом были отправлены за решетку за коррупцию и воровство – мы можем только предполагать, какие были допущены нарушения и совершены преступления при строительстве БелАЭС.

И самое главное: неизвестно, кто и как будет использовать эту энергию. Потому что Лукашенко говорит: «Я не знаю, что делать. Объясните мне, что делать с этой энергией».

В Беларуси сейчас подняли дневные и вечерние тарифы на электричество. При этом скрывается, что это сделано для того, чтобы придумать, как использовать энергию атомной станции (а она работает круглосуточно и невозможно остановить ее работу ночью) в «мирных целях». Если не решить проблему ночного использования энергии, станция может просто взорваться.

При этом наши соседи, кроме Литвы, спокойно реагируют на происходящее: мол, строится станция и строится; да, падал реактор – и что тут такого?

Эти барыши от контрабандных операций с диктатором затмевают разум даже западным политикам и они забывают, что Лукашенко – это проблема не только белорусского народа.

Литовцы четко осознали, что их столица находится в паре десятков километров от БелАЭС. И катастрофический салют 3 июля, когда достаточно простые технологически установки взрываются, заставляет задуматься: а что же тогда будет с атомной станцией?

- Как вы оцениваете позицию официальных лиц, ведомств и государственных СМИ по отношению к трагедии?

- Ничего нового: это обычное поведение диктаторских СМИ и чиновников во время трагедий. Мы это проходили во время Чернобыльской катастрофы.

Возможно, Господь дает нам знаки: через фильм «Чернобыль», который напомнил о той страшной трагедии, когда, возможно, вся Европа находилась на грани если не уничтожения, то массированного заражения. И сейчас – через этот катастрофический салют.

Это может быть знаком: не должно быть атомной станции в Островце, не должна она быть запущена и не должно быть режима Лукашенко, потому что диктатуры всегда несут угрозу не только собственному народу, но и соседям, и, возможно, целой планете.

- Какие еще выводы можно сделать из трагедии 3 июля в Минске?

- Это нерядовое событие подталкивает к глобальным размышлениям. Что такое диктатура в 21-м веке? Что такое последняя диктатура в Европе, которую представляет режим Лукашенко?

Одним из манипулятивных лозунгов, который режим использовал в первые годы, был лозунг «Лишь бы не было войны».

И для белорусов, которые пострадали и генетически помнят многие войны (а особенно – Первую и Вторую мировые, прокатившиеся катком по нашей территории), это был лозунг, который оправдывал «безглуздые» действия Лукашенко.

Но давайте посмотрим в связи с парадом 3 июля: у нас нет войны много лет, с 1945 года. За последние 25 лет, благодаря тому, что Беларусь стала независимой и благодаря тому, что оппозиция всегда боролась за то, чтобы белорусские солдаты не участвовали в военных действиях за границей, нам удалось избежать военных потерь.

Но посмотрите: смерть и раненые на параде 3 июля (причем, их могло быть значительно больше – это просто чудо, что их так мало, потому что, судя по разлету осколков и картине взрыва частей автомобилей, могли быть десятки погибших и раненых – и в этом случае нам просто повезло).

Давайте вспомним погибших от взрыва в метро, взрыв 3 июля 2008 (по моей информации там тоже были погибшие в больницах – и это было скрыто), давайте вспомним трагедию на Немиге, давайте вспомним убитых политиков и журналистов…

Давайте вспомним эту нелепую идею производить в чернобыльских районах с высоким радиоактивным загрязнением продукты, смешивать их с якобы «чистыми» и продавать людям. При диктатуре мы не знаем, что на самом деле происходит. Когда-то даже Горбачев обещал, что в Беларуси все граждане будут иметь дозиметр – и где эти дозиметры? Кто проверяет эту продукцию? Сколько людей умерло от радиации? Эту информацию власти тщательно скрывают. Вспомним трагическую судьбу профессора Бандажевского, который пытался говорить правду о радиационной опасности.

Мы имеем дело с «безглуздицей» в нашей медицине, когда врачи превращены в коммивояжеров, потому что по инструкциям они не имеют права применять небелорусские лекарства для определения и лечения онкологических и других заболеваний. И от этого тоже умерли тысячи и тысячи людей.

В Беларуси происходит геноцид людей пенсионного возраста: выжить на белорусскую пенсию очень непросто, к тому же десятки тысяч людей старшего возраста не имеют даже такого минимума из-за идиотской «пенсионной реформы».

Беларусь является сегодня мировым лидером (европейским – так точно) по алкоголизму и числу самоубийств. Вспомним, что Беларусь – единственная страна в Европе, в которой применяется смертная казнь. А это – сотни расстрелянных по уголовным статьям за время правления Лукашенко.

Я думаю, что на самом деле в Беларуси сегодня проживает меньше 8 миллионов человек. Об этом свидетельствуют данные с той же рабочей силой, которая на цифру в 1,3-1,4 миллиона не соответствует количеству тех работающих, которые должны быть в стране. Их просто нет. А на момент прихода совхозного вождя к власти в стране жило около 10,5 миллионов.

Стресс от диктатуры, некомпетентное управление, неуверенность, контрактная система, огромное количество милиционеров на душу населения – и вот результат: Лукашенко без войны уничтожил за время своего правления до 25% всего населения Беларуси.

Кого-то убили, кто-то умер, кто-то не родился, кто-то уехал и никогда не вернется…

И салют 3 июля – это последняя капля. Потому что каждый день пребывания Лукашенко у власти – это новые смерти и новые трагедии.

Все это заставляет очень серьезно задуматься, сколько мы еще будем позволять этому посланцу черных сил, его родственникам, его «прихлебателям» и дальше осуществлять уничтожение белорусского народа. Сколько еще будет продолжаться эта война без войны?