14 июня 2024, пятница, 18:07
Поддержите
сайт
Сим сим,
Хартия 97!
Рубрики

В Европарламенте говорили об убийствах белорусских политзаключенных

13
В Европарламенте говорили об убийствах белорусских политзаключенных
Леонид Судаленко, Наталья Радина и Андрей Шарендо

Лукашенко совершает преступления против человечности.

Критическая ситуация с белорусскими политическими заключенными стала темой обсуждения на Официальной встрече Делегации по свзязям с Беларусью Европейского парламента. Мероприятие было организовано главой делегации, депутатом ЕП от Литвы Йозасом Олекасом. В качестве спикеров из Беларуси на встрече выступили главный редактор сайта Charter97.org Наталья Радина, правозащитник и бывший политзаключенный Леонид Судаленко и координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь», муж политзаключенной Полины Шарендо-Панасюк Андрей Шарендо.

Наталья Радина: Происходящее в белорусских тюрьмах — это преступление против человечности

Главный редактор сайта Charter97.org Наталья Радина в своем выступлении отметила, что в белорусских тюрьмах сегодня находятся тысячи политических заключенных. Четвертый год в стране не утихают репрессии после проигранных Лукашенко президентских выборов. «Узники совести находятся в ужасающих условиях, их подвергают пыткам и убивают. Убивают, по сути, безнаказанно, так как никакой серьезной международной реакции на эти преступления до сих пор не последовало», — считает журналистка.

Наталья Радина рассказала, как сегодня в Беларуси лишают жизни политических заключенных.

9 апреля 2024 года в следственном изоляторе Бреста умер Александр Кулинич. Он был подполковником запаса, служил в десантно-штурмовой бригаде ВДВ. Обвинялся якобы в «оскорблении» Лукашенко. В заключении провел месяц, умер за неделю до суда. Сообщается, что якобы из-за ишемической болезни сердца, но высока вероятность, что человека с больным сердцем подвергали пыткам.

В конце февраля 2024 года в тюремной больнице умер общественный активист Игорь Ледник. Он был осужден якобы за «клевету на Лукашенко». Причиной смерти политзаключенного также стала остановка сердца.

9 января 2024 года в витебской колонии от пневмонии умер 50-летний политзаключенный Вадим Храсько. Вадим имел ряд заболеваний и болел в заключении. Медицинская помощь ему не оказывалась.

11 июля 2023 года в реанимации умер политзаключенный, известный белорусский художник Алесь Пушкин. У Алеся была прободная язва, ему своевременно не оказали помощь в тюрьме.

5 июля 2023 года в Лидском отделении милиции после задержания якобы от проблем с сердцем скончался 37-летний местный поэт, участник фестивалей современного искусства Дмитрий Сорокин.

7 мая 2023 года в колонии умер политзаключенный, блогер Николай Климович. Причина — остановка сердца.

5 января 2022 года в Могилеве покончил жизнь самоубийством политзаключенный Дмитрий Дудойть.

21 мая 2021 года в Шкловской колонии умер политзаключенный Витольд Ашурок. Официальная причина — сердечный приступ, однако когда родственники получили его тело для похорон, то обнаружили, что оно изуродовано. В тюрьме его избивали и запытали до смерти.

Также известно, что в 2021 году от COVID-19 в белорусских изоляторах умерли двое задержанных по политических мотивам: Елена Амелина и Сергей Щетинко.

Также в 2021 году в Минске 17-летний подросток покончил жизнь самоубийством из-за преследования за участие в акциях протеста. 25 мая 2021 года он выпрыгнул с 16-этажного здания. Парень оставил предсмертный пост в соцсетях: «Виной этому стал следственный комитет».

Сколько еще политзаключенных могут умереть в белорусских тюрьмах?

Наталья Радина отметила, что среди политзаключенных немало пенсионеров, а также людей с инвалидностью и тяжелыми заболеваниями. Им не оказывают надлежащую медицинскую помощь, не проводят медобследования, не предоставляют необходимые лекарства. Жизням этих людей угрожает опасность, каждый день заключения для них может стать последним.

Больше года ничего не известно о состоянии здоровья лидера социал-демократической партии «Народная Грамада» Николая Статкевича. Его держат в полной изоляции, в одиночной камере, запрещены встречи с адвокатом и семьей. В тюрьме 67-летний политик четыре раза переболел ковидом, имеет проблемы с сердцем.

66-летний председатель Партии БНФ Григорий Костусев был осужден на десять лет колонии, хотя в заключении выявили онкологическое заболевание. Его состояние крайне тяжелое.

Профсоюзый лидер 66-летний Геннадий Фединыч имеет проблемы с сердцем и диабет, его коллега 73-летний Василий Береснев страдает от болей в единственной почке, возможно, у него онкологическое заболевание. Приговор для обоих — 9 лет колонии.

Активист гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрей Войнич смертельно болен. У него цирроз печени, сахарный диабет, опухоль над надпочечниками, удален желчный пузырь и множество связанных с этим осложнений. Ему необходима срочная пересадка печени.

У 68-летнего Вячеслава Орешко проблемы с глазами, ему угрожает слепота. Срок — восемь лет колонии.

62-летняя Галина Дербыш страдает от онкологии и проблем с сердцем. Ее приговорили к 20 годам тюрьмы.

63-летний активист Владимир Гундарь — человек с инвалидностью второй группы, у него нет одной ноги. Его осудили на 18 лет колонии в условиях усиленного режима, часто бросают в карцер, он неоднократно объявлял голодовку.

72-летний политзаключенный пенсионер Василий Демидович приговорен к семи годам колонии. Над мужчиной постоянно издеваются, перебрасывая из одной колонии в другую в тяжелых условиях: в «столыпинском» вагоне, под жестким контролем конвоиров и собак, в кандалах, часто не кормят.

У 62-летней Аллы Зуевой лейкоз крови, политзаключенная считает, что вынесенный ей приговор можно сравнить со смертным.

70-летний ксендз Генрих Околотович перенес в изоляторе инфаркт, недавно ему была сделана операция на желудке в связи с онкологическим заболеванием.

У 59-летнего политолога Александра Федуты диагностирована острая сердечная недостаточность. Его приговорили к 10 годам тюрьмы.

Журналистка Ксения Луцкина имеет опухоль в головном мозге: она растет и провоцирует тяжелые боли. Приговор — 8 лет колонии.

У 29-летнего политзаключенного Павла Кучинского рак четвертой стадии, однако его приговорили к четырем годам и девяти месяцам лишения свободы в колонии усиленного режима.

«Таких тяжело больных политзаключенных в белорусских тюрьмах сотни, если не тысячи. Я не могу перечислить дела всех, потому что это потребует много времени. Но главное — нам неизвестны все случаи, так как имена и ситуации всех узников совести неизвестны правозащитникам.

Происходящее в белорусских тюрьмах — это преступление против человечности. Режим Лукашенко попрал все законы: белорусские и международные, среди которых Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция ООН против пыток и обязательные для стран-членов ООН «Минимальные стандартные правила обращения с заключенными», так называемые Правила Нельсона Манделы.

За преступления против человечности преступный белорусский режим должен понести наказание. За пытки и издевательства над политзаключенными, за убийства политзаключенных, за доведение людей до самоубийств, за неоказание медицинской помощи тяжело больным людям — необходимо ввести против режима Лукашенко жесткие санкции экономического характера.

Это шокирует, но серьезных санкций за эти преступления режим так и не понес: экономические санкции вводились против режима за принудительную посадку пассажирского самолета в 2021 году, миграционный кризис и участие в войне против Украины. Но не за фактические убийства людей. Эту ошибку необходимо исправить как можно скорее, иначе жертв может быть еще больше. Безнаказанность порождает новые преступления», — заявила главный редактор Charter97.org Наталья Радина.

Леонид Судаленко: Необходимо немедленно спасать людей

Правозащитник, бывший политзаключенный Леонид Судаленко рассказал о личном опыте и пытках, через которые пришлось пройти в заключении:

«Я Леонид Судаленко, белорусский правозащитник, за мирную деятельность по защите жертв репрессий 2020 года брошенный на три года в тюрьму. Освободившись по окончанию срока, был вынужден из-за продолжающихся репрессий покинуть Беларусь. Следом режим Лукашенко предъявил новые обвинения, угрожая заочным судом отправить в тюрьму уже на 7 лет, обвинив в содействии экстремистской деятельности, а фактически за то, что не молчу, рассказываю о пытках, о нечеловеческих условиях, в которых находятся тысячи белорусских политзаключенных.

После выхода из тюрьмы чувство отчаяния и безнадежности не оставляют меня ни на один день. Очередная смерть белорусского политзаключенного за тюремной решеткой только усиливает эти чувства и меня вновь охватывает беспомощность. Вновь всплывают мысли о пытках, о нечеловеческих условиях, в которых содержат политических.

Интеллектуально там каждый задумывается о смысле жизни, переосмысливает ее и, возможно, не раз с ней прощается. Морально там вдвойне тяжело, потому что понимание правового хаоса не отпускает ни на минуту – политические за решеткой без преступления, только за то, что несогласны, за то, что требуют перемен!

Стресс и постоянная агрессивная среда медленно отнимают здоровье. Особенно в штрафных изоляторах, где пытают холодом, где отбирают нательное белье, не дают матрасы и постельное белье, где плохое питание, недостаток витаминов и прогулок. Где политических месяцами и даже годами держат в одиночных камерах без связи с внешним миром, где полное отсутствие медицинской диагностики здоровья, где нет связи с внешним миром.

А в перерывах между изоляторами политических насильно отправляют на грязную и вредную работу в холодные промышленные цеха. Учитывая большую продолжительность этих испытаний, немногие выживут без вреда для своего здоровья. И мои мысли сегодня о 60-летнем белорусском соратнике по правозащите Алесе Беляцком, лауреате Нобелевской премии мира, брошенном в тюрьму на 10 лет. Его держат в холодной одиночной камере, откуда приходят новости о заметном ухудшении его здоровья. И я не нахожу ответ на вопрос, что мы будем делать, когда в один из дней узнаем, что его здоровье не выдержало пыток…

Мои мысли сегодня о тысячах иных политзаключенных, о правозащитниках, о журналистах, профсоюзных лидерах и политиках, о просто неравнодушных белорусах, выживающих в тюрьмах без преступлений. Мои чувства — чувства выжившего свидетеля, это то, что беспокоит и не оставляет меня в покое сегодня», — сказал правозащитник.

Леонид Судаленко также рассказал, что в витебской колонии №3, где он отбывал наказание, из 1000 заключенных — 300 были политзаключенными, то есть практически треть. Узники совести вынуждены ходить со специальными желтыми бирками и условия содержания для политзаключенных несравнимо жестче, чем у остального контингента.

По слова правозащитника, необходимо немедленно спасать людей, поскольку выжить в тюрьме сегодня крайне сложно. «Лукашенко необходимо поставить жесткий ультиматум и потребовать освободить политзаключенных, иначе смертей в тюрьмах будет больше», — уверен Судаленко.

Андрей Шарендо: Происходящее в Беларуси — дефолт права и апогей беззакония и насилия

Координатор «Европейской Беларуси» Андрей Шарендо, муж политзаключенной Полины Шарендо-Панасюк, рассказал, что сегодня его супруге угрожает уже четвертый (!) приговор. Есть угроза, что власти снова откажутся отпустить из тюрьмы женщину, мать двоих детей, хотя ее очередной срок заканчивается 21 мая.

«Уже почти три с половиной года Полина находится в заложниках режима Лукашенко. И все это время она подвергается нечеловеческим пыткам. Сразу после ареста Полина заявила, что не признает режим Лукашенко за легитимный и считает себя не заключенной, а военнопленной. На своем суде она заявила, что не признает его решения и отказалась давать показания. За принципиальную позицию диктаторский режим мстит женщине. Полину практически все время бросают в нечеловеческие условия карцера и штрафного изолятора. Только за последний год ее держали там более 200 суток. А выдержать даже 10 дней в штрафном изоляторе — это колоссальный удар по здоровью организма.

Также давление на Полину оказывала психиатрическая медицина. За все три с половиной года от Полины не было ни одного звонка родным. Регулярно ее решали посылок и передач, многие письма просто не доходили. Кроме всего этого, ей уже дважды добавляли срок заключение. И перевели в самую жесткую колонию для женщин-рецидивистов, известную своими страшными условиями содержания заключенных. В заключении у Полины обострились хронические заболевания. И последние полгода она просто борется за свою жизнь. После очередного суда осенью прошлого года с Полиной полностью пропала связь. Против нее был использован способ психологического давления известный, как инкоммуникадо, когда политзаключенного и и его родных полностью изолируют от всех способов коммуникации. Полгода к ней не пускают адвоката и не передают письма. Полгода мы ничего не знаем о ее состоянии здоровья. Лишь месяц назад, под давлением международной общественности, пропагандистское белорусское телевидение показала видеоматериал с Полиной. Но понятно, что это видео было снято под психологическим давлением и пытками, и является полностью постановочным.

То, что происходит в Беларуси сейчас, это полный дефолт права и апогей беззакония и насилия. Политзаключенных в в Беларуси жестоко пытают и просто убивают в тюрьмах. Только за последние несколько месяцев режим Лукашенко убил пять политзаключенных. Родные всех политзаключенных живут в состоянии постоянной тревоги за их жизни. У нас есть обоснованные причины бояться за жизнь и здоровье Полины. Поэтому я прошу сделать все возможное для ее освобождения.

К сожалению, весь цивилизованный мир фактически закрыл глаза на происходящее в Беларуси. Должного ответа на действия режима Лукашенко до сих пор нет. Всего в нескольких десятках километров от столиц Евросоюза существуют концлагеря, где пытают и убивают политзаключенных, в том числе женщин и детей», — сказал Андрей Шарендо.

Евродепутаты: Против Лукашенко необходимо вводить новые санкции

Глава Делегации по связям с Беларусью Юозас Олекас назвал ситуацию с политическими заключенными в Беларуси «драматической». Евродепутат отметил, что в Европарламенте внимательно следят за ситуацией в Беларуси и знают о смертях узников совести в заключении. Также там крайне обеспокоены отсутствием связи с политзаключенными, в том числе, с лидером белорусской оппозиции Николаем Статкевичем, о котором ничего неизвестно уже более 430 дней. По словам политика, Европе необходимо действовать против режима Лукашенко более активно и вводить новые санкции.

Руководитель группы по Беларуси в Европейской службе внешних действий Франческа Кардона подтвердила готовность продолжать заявленную после событий 2020 года политику ЕС в отношении режима Лукашенко: «Работа над санкциями продолжается. Как вы знаете, решение принимается консенсусом всех стан-членов ЕС, однако определенно присутствует стремление продолжать оказывать давление».

Депутат Европейского Парламента от Польши Анна Фотыга подчеркнула важность победы Украины для будущих изменений в Беларуси: «Судьба Беларуси как страны несомненно улучшиться после победы Украины над Россией, что является единственным решением большого количества проблем в регионе и не только». Евродепутат призвала своих коллег помнить о белорусских политзаключенных, несмотря на растущую напряженность в мире: «Меня очень беспокоит нарастающая возможность эскалации в разных местах — это может вызвать у автократов, таких как Лукашенко, чувство безнаказанности для совершения новых злодеяний. Поэтому важно продолжать сигнализировать, что мы, Европейский Парламент, мониторим ситуацию с политическими заключенными в Беларуси».

Спецдокладчик Европарламента по Беларуси Пятрас Ауштрявичюс высказал свое сопереживание белорусам, находящимся под гнетом режима, и напомнил об ответственности всех причастных к политиченским репрессиям: «Ответственность лежит не только на Лукашенко лично, но и все, кто по своей воле служат режиму Лукашенко, несут ответственность».

Пятрас Ауштрявичюс высказался категорически против «время от времени витающих в воздухе» призывов от «некоторых разочаровавшихся оппозиционеров» к переговорам с Лукашенко: «Я все понимаю, но хотелось бы предостеречь от легкомысленных призывов начать переговоры с Лукашенко: это стало бы полной катастрофой, это не привело бы к освобождению всех политзаключенных, не принесло бы перемены».

Наталья Радина, Леонид Судаленко и Андрей Шарендо также провели ряд отдельных встреч с депутатами Европейского парламента Йозасом Олекасом, Анной Фотыгой, Андрюсом Кубилюсом, Изабель Сантуш, Пятрасом Ауштравичюсом, Анджеем Халицким, Офисом президента Европарламента Роберты Метсолы, а также выступили в Европейской службе внешних действий, где обсудили необходимость формирования новой политики ЕС в отношении диктатуры в Беларуси.

С депутатом Европарламента Анджеем Халицким
С депутатом Европарламента Анной Фотыгой
С главой делегации по связям с Беларусью Йозасом Олекасом
С депутатом Европарламента Изабель Сантуш
С депутатом Европарламента Пятрасом Ауштрявичюсом
Встреча в Европейской службе внешних действий
С депутатом Европарламента Андрюсом Кубилюсом
Леонид Судаленко, Наталья Радина и Андрей Шарендо
Написать комментарий 13

Также следите за аккаунтами Charter97.org в социальных сетях